Благодаря инициативам в рамках евразийской интеграции достигнут осязаемый прогресс в развитии торговли и повышения активности в предпринимательской среде.

Евразийское пространство для бизнеса – это реальная возможность снизить издержки и повысить инвестиционную привлекательность. ЕАЭС (далее также Союз) — это и защита национальных рынков в случае глобальных кризисов.

Однако предстоит еще немало работы. И нынешний этап требует не только нашего общего внимания к такой значимой теме, как либерализация, но и повышения интенсивности взаимодействия между регуляторами и бизнесом стран Союза.

В конечном итоге это создаст полноформатный механизм для решения насущных проблем.

Именно поэтому 06.05.2019 в Нур-Султане состоялась панельная сессия «Евразийский экономический союз для бизнеса: инвестиционные ожидания, возможности, перспективы», организованная Департаментом развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии (далее — ДРП и ЕЭК соответственно).

Среди спикеров сессии – ведущий экономист Департамента по финансам, конкурентоспособности и инновациям Регионального представительства Всемирного банка в Центральной Азии Стефка Славова, заместитель председателя правления Евразийского банка развития Амангельды Исенов, заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен» Евгений Больгерт, президент Кыргызского союза промышленников и предпринимателей Данил Ибраев, директор ДРП Галия Джолдыбаева, а также председатель правления и управляющий партнер KPMG в России и СНГ Олег Гощанский.

фотографии предоставлены автором В. Захаровым

Какие вопросы обсуждались?

В ходе сессии обсуждены подходы к масштабированию на евразийском пространстве лучших национальных практик и механизмов достижения наиболее благоприятного инвестиционного климата.

Рассмотрен вопрос об использовании норм права ЕАЭС в целях предотвращения в странах Союза национального протекционизма, в том числе за счет усиления наднациональных инструментов адвокатирования предпринимательства.

Участники сессии обсудили вопросы интеграционных процессов в развитии бизнеса на евразийском пространстве, позитивного влияния евразийского интеграционного проекта на улучшение бизнес-климата в ЕАЭС. Участники сессии затронули проблемы использования евразийской интеграции и конкуренции юрисдикций для достижения синергетического эффекта при инвестировании и ведении бизнеса, преобразования тенденции ужесточения внутреннего регулирования и центробежных сил национального протекционизма в центростремительные силы интеграции и фокусирование инвестиционного потенциала на евразийском пространстве.

Острую дискуссию вызвали проблемы влияния евразийских интеграционных процессов на позиции стран ЕАЭС в международных рейтингах (Doing Business, The Global Competitiveness Index) «Индекс бизнес-свободы» в интеграционном объединении.

Рейтинги Doing Business и The Global Competitiveness Index

Позиции в рейтингах «Ведение бизнеса» и «Глобальный рейтинг конкурентоспособности» сегодня выступают в качестве целевых ориентиров для определения направлений развития институтов государства в средне и долгосрочной перспективе. Рейтинги позволяют провести сопоставительный анализ развития стран и выявить как конкурентные преимущества, так и «болевые» точки. Индикаторы, которые применяются в системе оценивания в международных рейтингах, как правило, охватывают широкий спектр вопросов по различным направлениям.

Подчеркнуто, что либерализаторы и интеграторы улучшают инвестиционный климат, снижают издержки бизнеса, в том числе посредством внедрения наименее обременительных практик. Конкуренция  юрисдикций повышает рейтинги. До евразийских процессов отдельные страны Союза находились в конце либо не дотягивали до середины рейтинга, однако  меры, облегчающие ведение бизнеса, повысили их позиции.

Наибольший рывок с 2012 г. показала Россия, поднявшись на 31-ю позицию со 120-й, Беларусь — на 37-ю позицию с 69-й. Казахстан лидировал в ЕАЭС, резко поднявшись с 47-й на 28-ю позицию! Армения заняла 41-ю позицию против 45-й (в 2015 г.). Кыргызстан вышел на 70-ю ступень со 102-й!

Обусловлено это, в частности, необходимостью внедрения наилучших мировых практик в национальное законодательство государств-членов, предусмотренных Договором о ЕАЭС, и применением их на практике, а также частичным освобождением бизнеса от обременительных процедур.

Однако методика рейтингов не учитывает кластерность, размеры экономик и не оценивает климат интеграционных объединений (включая ЕС, ЕАСТ, ЕАЭС, МЕРКОСУР и НАФТА – с июля 2019 г. именуется USMCA, the United States – Mexico – Canada Agreement, т.е. соглашение США, Мексики и Канады).

Отмечено, что в существующих международных рейтингах экономической свободы и комфортности ведения бизнеса в достаточной мере не учитывается вклад процессов создания общих рынков товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, а показатели этих рейтингов не агрегируются в разрезе интеграционных объединений.

Существующие глобальные рейтинги не позволяют в полной мере оценить эффективность ЕАЭС как интеграционного объединения в силу слишком узкого характера индикаторов (Doing Business) либо в силу широты и многочисленности измеряемых параметров, выходящих за пределы экономической интеграции в рамках ЕАЭС (The Global Competitiveness Index).

фотографии предоставлены автором В. Захаровым

Однако если проанализировать рейтинг Doing Business по группам, например по странам с высоким уровнем дохода, то мы увидим следующую картину.

Страны ЕАСТ (Норвегия, Исландия, Швейцария) имеют сходные показатели и уровни (7, 21 и 38). Страны ЕС: Дания — 3; Великобритания – 9; Швеция — 12; Литва – 14; Эстония — 16; Финляндия — 17; Латвия — 19; Ирландия — 23; ФРГ — 24; Австрия — 26; Испания — 30; Франция — 32; Польша — 33; Португалия — 34; Чешская Республика — 35; Нидерланды — 36; Словения — 40; Словакия — 42; Бельгия — 45; Италия — 51; Венгрия — 53. В НАФТА Канада заняла — 22 и США — 8.

В группе с доходом выше среднего такие страны МЕРКОСУР, как Бразилия и Парагвай, заняли 34-е, 35-е место и в целом имеют 109-ю и 113-ю позицию соответственно.

В группе с доходом выше среднего такие страны Андского сообщества, как Колумбия и Перу, заняли 65-е, 68-е  место в целом и имеют 18-ю и 20-ю групповую позицию соответственно.

В группе с доходом выше среднего страны ЕАЭС также расположены в непосредственной близости: Казахстан — на 28-м месте в целом и в группе на 6-м месте; Россия заняла 31-е место и в группе на 7-м; Беларусь находится на 37-м месте и в группе на 8-м; Армения на 41-м и в группе на 9-м. Кыргызстан в группе с доходом ниже среднего занял 7-е место и в  целом по рейтингу 70-е.

Из этих данных прослеживается закономерность: чем глубже уровень интеграции, тем ближе рейтинги стран – участниц интеграционного сообщества друг к другу. И это обусловлено в первую очередь сближением законодательства, единством норм, принимаемых на наднациональном уровне, принятием мер по улучшению своих рейтингов в связи с конкуренцией юрисдикций.

Поэтому нужен отдельный рейтинг интеграционных союзов со своей методикой (расширением компонентов, учетом их интегрированности при ранжировании их места, объема наднациональных компетенций, степени имплементации «наднационалки»).

При создании данной системы в ней можно агрегировать как качественные показатели непосредственных результатов деятельности ЕЭК и стран ЕАЭС – «output» (например, своевременно принятые нормативные документы), так и количественные показатели «outcome», характеризующие конечные эффекты влияния развития евразийской интеграции на условия ведения бизнеса.

Создание такой системы можно осуществить в 3 последовательных этапа:

— разработка методологии формирования системы ключевых показателей и индикаторов влияния процессов евразийской экономической интеграции на бизнес;

— определение перечня показателей, а также базовых и целевых значений их индикаторов и методики их расчета, включая источники эмпирических данных;

— проведение мониторинга ключевых показателей и индикаторов, анализа его результатов.

В этой связи отмечены достижения стран по повышению своих рейтингов, например, открытие бизнеса — Армения; разрешения на стройку – Кыргызстан; электроснабжение – Россия; собственность и международная торговля – Беларусь; защита миноритариев и исполнение контрактов – Казахстан.

Таким образом, если все эти уровни, которые легко применимы для всех участников Договора о ЕАЭС, будут заимствованы странами Союза хотя бы друг у друга, они получат наиболее высокие рейтинги из стран ЕАЭС.

Например, в России самый высокий  показатель по кредитованию, который при безусловной реализации Договора о ЕАЭС в части  функционирования общего финансового рынка и обеспечения равных прав лиц всех сторон на кредитование, повысит данный индекс для всех стран Союза.

Следует отметить, что в основном этот показатель характерен для отдельных регионов и в отношении потребительского кредитования, тем не менее способы его достижения зависят в первую очередь от органов государственной власти (в том числе центробанков) и только во вторую — от внешней среды.

Именно поэтому Договор о ЕАЭС диктует необходимость внедрения лучших практик в национальную «нормативку», а также замену «регуляторки» на наименее обременительные модели.

Так, если страны ЕАЭС будут полностью следовать Договору о ЕАЭС, их рейтинги будут еще больше повышены.

Одним активатором рейтинга является единый рынок, где нет никаких ограничений, повторного учреждения, получения разрешений и квалификаций.

Более того, уже не допускается введение новых разрешений, ухудшения условий допуска, дискриминационных мер.

Участники сессии представили свои идеи и возможные подходы к разработке методологии и проведению мониторинга. Они обсудили вопросы: как масштабировать лучшие национальные практики и механизмы достижения наиболее благоприятного инвестиционного климата на евразийский формат, как повысить уровень взаимного доверия национальных бизнесов и регуляторов стран Союза (имплементация, гармонизация, административное сотрудничество)?

Как показывает практика интеграционных отношений, иногда отдельные регуляторы протекционируют не столько национальный бизнес, сколько узковедомственные интересы, с которыми явно не коррелируют либерализованные гарантии Договора о ЕАЭС, защищающие как своих, так и «гостевых» предпринимателей (на равных) от несоответствующих Договору о ЕАЭС мер.

При этом иногда они негативно реагируют на «уход своего» бизнеса в другие страны Союза и находят различные причины для недопущения реализации высшей степени свободы ведения бизнеса (например, единого рынка).

Так, имеют место и случаи, когда вопреки пожеланиям потребителей ограниваются поставки определенных категорий востребованной пищевой продукции (мясной, молочной, алкогольной продукции, на которые распространяется действие технических регламентов). Такая искусственно созданная ситуация в основном характерна для товаров и услуг среднеценового сегмента (востребованных потребителями) и часто используется для ограничения конкуренции товаров и услуг из других стран Союза.

При таком подходе добиться повышения взаимного экспорта и конкурентоспособности товаров и услуг, как это произошло, например, в ЕС и НАФТА, в сравнительно небольшие сроки весьма сложно.

И отдельные (в основном межотраслевые) специализированные департаменты ЕЭК пытаются бороться с тенденцией текущего момента, ужесточающей внутреннее регулирование только путем убеждения, так как, по сути, реально действующих механизмов принуждения к исполнению и развитию права Союза у ЕЭК нет. Эта тенденция ужесточения, ограничивая конкуренцию внутри страны, одновременно увеличивает барьеры для допуска товаров и услуг из других стран Союза.

При этом «подпиткой» протекционизма является, с одной стороны, отсутствие механизма имплементации Договора о ЕАЭС в нацзаконодательство, с другой — возможность (в том числе в нарушение Договора о ЕАЭС) введения в одностороннем порядке новых разрешений (например, в сфере оценки имущества, лизинга), количественных, инвестиционных, дискриминационных и прочих ограничений (например, в сфере рекламы алкоголя, получения финансовых услуг, в налогообложении).

Как же нивелировать противостояние интеграции и протекционизма?

Единственно верным способом противодействия таким проявлениям является повсеместное использование преимуществ единого рынка и «предпринимательско-инвестиционных» гарантий Договора о ЕАЭС. Поэтому сегодня лучшим способом преодоления протекционизма является безусловное исполнение права Союза и использование его инструментов для нивелирования барьеров, в том числе путем обращения как правительств и госорганов стран Союза, так и непосредственно бизнеса в ЕЭК и Суд Союза с требованием об устранении нарушений.

При этом необходимо повсеместно для бизнеса и регуляторов разъяснять выгоды от либерализации, которая призвана в корне устранить протекционизм.

Так, выгоды от устранения всех ограничений в части учреждения могут составить до 15% ВВП (в зависимости от действующего уровня регулирования и спектра барьеров). Либерализация и устранение барьеров повысят производительность и экспорт. Барьеры часто носят латентный характер, они препятствуют не только входу на рынок, но и работе на нем бизнеса с капиталом лиц других сторон. Любые ограничения и изъятия предполагают расходы, в том числе в форме более высоких цен для потребителей и производителей. Введение новых обременений, непризнание разрешений и квалификаций сдерживают конкуренцию, снижают конкурентоспособность, увеличивают стоимость товаров и услуг.

Еще один метод устранения протекционизма заключается в повсеместном распространении лучших практик на всем евразийском пространстве. Впервые на наднациональном уровне приняты Правила регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности (утв. Решением Высшего Евразийского экономического совета от 26.12.2016 № 24) (далее – Правила регулирования), гарантирующие бизнесу необременительность разрешительных, уведомительных и  контрольных процедур (невозможность  «закошмаривания» проверками и дополнительными требованиями).  

Правила регулирования саккумулировали в себе лучший опыт транспарентного «нормотворчества», прозрачной «регуляторики»  и надзора.

Их имплементация – это фундамент для ведения бизнеса. Со своей стороны ЕЭК проверяет исполнение странами ЕАЭС Правил регулирования и информирует глав государств. Так распространяется прогресс на евразийский формат.

В свою очередь, ДРП ЕЭК проведен мониторинг и подготовлен доклад для Высшего Евразийского экономического совета, в котором отмечен факт начала имплементации Правил регулирования в законодательство и даны рекомендации. В соответствии с Распоряжением Высшего Евразийского экономического совета от 29.05.2019 № 1 «О результатах мониторинга исполнения в 2017-2018 годах государствами — членами Евразийского экономического союза положений, предусмотренных Правилами регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности» правительствам государств — членов ЕАЭС и ЕЭК поручено: а) активизировать работу по реализации положений, предусмотренных Правилами регулирования; б) при проведении работы по реализации всех норм Правил регулирования учитывать результаты мониторинга ЕЭК, изложенные в том числе в принятом докладе.

Как повысить уровень взаимного доверия национальных бизнесов и регуляторов стран Союза?

Участники Астанинского экономического форума констатировали, что обеспечение свободы торговли невозможно без доверия регуляторов стран к «гостевому» бизнесу, а также к производимым ими товарам. Чем выше уровень такого доверия, тем меньше барьеров. А это снижает уровень протекционизма, поскольку протекционистам нельзя будет сослаться на незнание репутации услугодателя, предпринимателя любой другой страны Союза. Именно поэтому необходимо повысить планку доверительных отношений бизнеса и регуляторов стран Союза друг к другу, что достигается совокупностью различных способов, в частности имплементацией, гармонизацией и административным сотрудничеством.

Одним из способов для создания таких условий может послужить имплементация в национальное законодательство положений права Союза в целом и Договора о ЕАЭС в частности. Осуществив трансформацию международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты, станет возможным обеспечить пропорциональность, взаимовыгодность, последовательность, экономическую целесообразность и транспарентность регулирования.

При этом отмечено, что имплементация является единственным способом «включения» права Союза в национальное законодательство, в ходе которого на основании Договора о ЕАЭС упрощается, упраздняется избыточное регулирование и применяются принципы пропорциональности, взаимовыгодности, последовательности и транспарентности.

Гармонизация должна проводиться посредством реализации упомянутых Правил регулирования и планов либерализации только на основании наименее обременительной практики из всех стран мира.

Административное сотрудничество между регуляторами посредством быстрого информационного обмена — еще один «столп», без которого нет ни реальной интеграции, ни свободы движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.

Всем известно, насколько важными являются создаваемые условия, оказывающие влияние на судьбу бизнеса. Поэтому в разряд обязательств ЕАЭС отнесено и открытие бизнеса.

Так, лицам сторон предоставлены национальный и прочие защитные режимы в отношении учреждения, включая их право на регистрацию в любых формах, предусмотренных «националкой» и правом Союза наряду со своими лицами, а в рамках единого рынка — и без регистрации. При этом невозможен запрет на создание фирм и их количества более чем в одном месте. Никто не вправе ограничить форму учреждения, операции предпринимателей или квотировать их деятельность. Законодательство сторон является сходным, но это не является панацеей от возникновения препятствий.

Бизнес и граждане стран ЕАЭС также могут и должны использовать преимущества Договора о ЕАЭС.

В случае неупразднения в ближайшее время всех препятствий путем прямого  применения Договора о ЕАЭС  должна быть произведена быстрая имплементация  Договора о ЕАЭС в национальное право каждой страны ЕАЭС, а ЕЭК – приданы новые наднациональные компетенции по понуждению к исполнению Договора о ЕАЭС.

Все это позволяет постепенно очистить национальное регулирование от наиболее обременительных для бизнеса процедур, поднять инвестиционный статус стран ЕАЭС и увеличить конкурентоспособность и потоки инвестиций.

В то же время важно создание наднациональных инструментов адвокатирования бизнеса, в связи с чем уже решен вопрос участия бизнеса в процессе формирования базы Союза.

С 2015 г. бизнес получил право официально обсуждать проекты актов ЕЭК, влияющие на условия ведения бизнеса. По 135 проектам решений ЕЭК, «публичка» которых проводилось в 2017-2018 гг., участниками дано 2931  предложение.

В 2018 г. в ходе «публички» предложения направили 254 участника, из которых 185, или 73%, — представители предпринимательского сообщества (бизнес-ассоциации и отдельные хозяйствующие субъекты), т.е. данный инструмент вызывает заинтересованность прежде всего у бизнеса. При этом доля учета предложений бизнеса в 2017-2018 гг. составила более 62% (учтено 1838 замечаний), что свидетельствует о высоком уровне «регуляторной гибкости» ЕЭК. Доля учета замечаний в заключениях об оценке регулирующего воздействия на проекты решений ЕЭК в 2018 г.:  концептуальных — 90% и содержательных – 87,5%.

К большому сожалению, этот инструмент имеет очень узкий охват, но даже он далеко не в полной мере задействован белорусским, казахстанским, кыргызским и армянским бизнесом.

В 2019 г. ЕЭК будет реализован пилотный проект по оценке фактического воздействия принятых решений ЕЭК, в который пока включены только три акта ЕЭК, а именно два акта в сфере техрегулирования и один акт в сфере «фитосанитарки».

В свою очередь, обеспечение открытости принимаемых мер, согласование и учет мнения бизнеса имеют большое значение, а непосредственная вовлеченность предпринимателей в процесс формирования наднационального регулирования (спектр которого постепенно расширяется) позволяет обеспечить транспарентность принятия решений ЕЭК и является дополнительным механизмом обеспечения в Союзе благоприятного инвестиционного климата и комфортной деловой среды.

Заключение

Исходя из изложенного и обобщая ход дискуссии, целесообразно рекомендовать:

создать отдельный рейтинг участников интеграционных объединений и интеграционных группировок;

странам ЕАЭС имплементировать в национальное законодательство правила единого рынка;

обеспечить регулярный мониторинг мер сторон с целью выявления случаев требования повторного учреждения и непризнания квалификаций и разрешений;

бизнесу стран ЕАЭС повсеместно использовать преимущества по учреждению в более лояльных юрисдикциях стран Союза с целью осуществления деятельности во всех странах Союза;

принимать меры по безусловному соблюдению требований разд. XV Договора о ЕАЭС (особенно п. 8, 21, 23, 24, 27, 29, 30, 32, 49, 50, 51, 62, 66–69 приложения 16 к Договору о ЕАЭС, включая:

— устранять и не допускать дискриминационные и прочие обременительные и/или запрещенные ограничения валютного и банковского регулирования в отношении потребителей финансовых услуг;

—  централизованно корректировать меры (как на уровне законодательных актов, так и на уровне правоприменения) в отношении услугодателей и услугополучателей, действующих в формате единого рынка;

— заключить соглашения об административном сотрудничестве (в первую очередь по секторам ЕРУ и по либерализируемым секторам услуг, где имеются регуляторы и сведения, подлежащие обмену);

— заключить между сторонами межгосударственное соглашение о взаимодействии по делам об административных правонарушениях и проведении совместных контрольных мероприятий;

— бизнесу стран ЕАЭС активнее участвовать в проведении консультаций с бизнес-ассоциациями и хозсубъектами стран ЕАЭС в рамках оценки фактического воздействия и проведения оценки регулирующего воздействия.

Данная дискуссия, упомянутые выше направления и иные проблемы бизнеса будут освещены на предстоящей панельной сессии Евразийской недели «Бизнес, деньги, человек: подходы к углублению интеграции в ЕАЭС» (с участием должностных лиц центральных органов власти государств – членов ЕАЭС, бизнеса и ЕЭК), которая пройдет 23 сентября 2019 г. в Бишкеке. Такие мероприятия и регулярные встречи представителей ЕЭК с бизнесом позволят получить обратную связь с предпринимательским сообществом государств Союза, активизировать взаимодействие с бизнес-структурами, что станет импульсом для активизации интеграционных процессов в рамках Союза.

В этой связи мы надеемся на проактивную позицию бизнеса и госорганов всех стран нашего Союза, которая может быть выражена в участии в выявлении проблем единого рынка, в том числе путем анкетирования, обращений в ЕЭК, участия в форумах, совещаниях, рабочих группах.

фотография предоставлена автором В. Захаровым