Нередко при рассмотрении споров, вытекающих из договорных правоотношений, истцы утверждают, что течение срока исковой давности прерывает представление ответчиком проекта акта сверки или подписание договора перевода долга на часть суммы задолженности. Такая позиция в большинстве случаев ошибочна.

Пример

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Экономический суд рассмотрел иск о взыскании 198 930 рублей основного долга. В обоснование иска истец изначально сослался на договор поставки от 20.03.2015 и на ТТН, по которым в 2015 — 2016 годах поставил ответчику товар на общую сумму 495 423 рубля. Ответчик товар частично оплатил. Впоследствии в связи с отсутствием указанного договора истец обосновал свои требования поставкой товара только по ТТН.

При определении суммы основного долга истец руководствовался проектом акта сверки, полученным от ответчика без подписей его уполномоченных лиц. Акт содержал историю хозотношений между сторонами. По утверждению истца, договор перевода долга от 29.08.2017, по которому ответчик был должником, а истец кредитором, прервал течение срока исковой давности.

Ответчик иск не признал, заявил о применении срока исковой давности. В связи с отсутствием договора поставки от 20.03.2015 каждую ТТН на поставку с учетом п. 6 постановления Пленума ВХС от 05.12.2012 N 12 следовало рассматривать как самостоятельный договор поставки. По мнению ответчика, договор перевода долга от 29.08.2017 не содержал ссылку ни на одну ТТН, его нельзя было рассматривать как свидетельство признания долга.

Суд первой инстанции установил, что в период с 23.03.2015 по 23.08.2016 между истцом (поставщиком) и ответчиком (покупателем) имели место хозотношения, связанные с поставкой товара на общую сумму 495 423 рубля. Договор поставки от 20.03.2015, указанный в ТТН как основание отпуска товара, стороны не представили.

Суд первой инстанции оценил содержание ТТН и, исходя из п. 6 постановления Пленума ВХС от 05.12.2012 N 12, пришел к выводу, что действительно каждую ТТН следовало рассматривать как самостоятельный договор поставки, на основании которого у ответчика возникало обязательство по оплате. Поскольку соглашение сторон о сроках оплаты полученного товара отсутствовало, при определении срока следовало руководствоваться п. 14 постановления Пленума ВХС от 05.12.2012 N 12. Согласно п. 15 Инструкции о банковском переводе поставленный по каждой ТТН товар нужно было оплатить не позже 2 дней с даты поставки.

Доказательств исполнения обязательств по оплате товара на сумму 198 930 рублей ответчик не представил. Соответственно, указанную задолженность не погасил.

В части применения срока исковой давности суд первой инстанции отметил следующее. Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого было нарушено. Общий срок исковой давности составляет 3 года (ст. 196 и 197 ГК). Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 201 ГК). По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании этого срока (ч. 1 п. 2 ст. 201 ГК).

Надлежащий срок исполнения денежного обязательства, необходимый для банковского перевода, истекает с учетом ст. 192 и 194 ГК. В частности, по окончании 2 дней с даты, указанной в ТТН. Следующий за указанной датой день считается днем, когда истец узнал о нарушении права. Например, по ТТН от 23.03.2015 это было 26.03.2015, по ТТН от 23.08.2016 — 26.08.2016.

Течение срока исковой давности прерывает предъявление иска, а также действия обязанного лица, свидетельствующие о признании долга (ч. 1 ст. 204 ГК). К таким действиям может относиться:

— частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) неустойки, процентов;

— уплата процентов по основному долгу;

— признание претензии полностью или частично в отношении конкретных требований;

— заключение допсоглашения, из которого следует, что должник признает наличие долга;

— обращение должника с просьбой изменить договор в части, касающейся погашения долга;

— обращение должника с просьбой предоставить отсрочку или рассрочку платежа;

— акцепт платежного требования;

— другие действия в зависимости от конкретных обстоятельств дела (п. 13 постановления Пленума ВХС от 02.12.2005 N 29).

Истец в подтверждение обстоятельств прерывания срока исковой давности представил договор перевода долга от 29.08.2017. Из договора следовало, что истец как кредитор согласовал перемену лиц в обязательствах, вытекающих из договора поставки от 20.03.2015, на сумму 8115 рублей. При этом указанный договор не содержал ссылку ни на одну ТТН в качестве фактического обоснования исковых требований.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу, что договор перевода долга от 29.08.2017 не был доказательством прерывания срока исковой давности по требованиям, заявленным в иске. Срок исковой давности, например, по ТТН от 23.03.2015 истек 25.03.2018, по ТТН от 23.08.2016 — 25.08.2019. Иначе говоря, на момент предъявления иска сроки исковой давности по каждой ТТН истекли.

Суд применяет исковую давность только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судебного решения. Истечение срока исковой давности — основание для отказа в иске (п. 2 ст. 200 ГК). Поэтому суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

Рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции

Истец обжаловал данное решение. В апелляционной жалобе указал, что, несмотря на отсутствие договора поставки от 20.03.2015, товар по ТТН в период с 23.03.2015 по 23.08.2016 поставил для его исполнения. Во всех ТТН названный договор упоминался в качестве основания отпуска. Отсутствие договора в письменной форме не свидетельствует о его недействительности. По мнению истца, договор перевода долга от 29.08.2017 содержал ссылку на рассматриваемый договор, что также доказывало его существование. Договор перевода долга от 29.08.2017 истец расценил как подтверждение ответчиком задолженности и, соответственно, как обстоятельство, прервавшее течение срока исковой давности.

Ответчик с доводами апелляционной жалобы не согласился. Считал решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам. Поскольку договор поставки от 20.03.2015 стороны не представили, суд не смог проанализировать его условия, определить его заключенность, установить, действовал, ли указанный договор в период поставок по конкретным ТТН. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно решил рассматривать каждую ТТН как самостоятельный договор поставки, на основании которого у ответчика возникало обязательство по оплате.

В связи с отсутствием соглашения сторон о сроках оплаты товар следовало оплатить в порядке и сроки, установленные законодательством (ст. 290, п. 1 ст. 456, п. 1 ст. 486 ГК). Суд первой инстанции установил даты начала просрочки оплаты товара и даты истечения срока исковой давности. С учетом продолжительности общего срока исковой давности сроки исковой давности по всем ТТН истекли.

Течение срока исковой давности прерывает:

1) предъявление иска;

2) действия обязанного лица, свидетельствующие о признании долга.

Договор перевода долга от 29.08.2017 не содержал информации, по каким именно ТТН истец поставил товар. Долг за товар, который истец поставил по ТТН и стоимость которого вошла в переводимую сумму долга, нельзя было предъявить ответчику: доказательства признания договора недействительным или установления факта его ничтожности отсутствовали. Соответственно, невозможно было подтвердить признание долга, предъявленного к взысканию. Поэтому договор перевода долга от 29.08.2017 суд первой инстанции обоснованно не принял в качестве доказательства прерывания срока исковой давности в отношении заявленных требований. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявила сторона в споре, — основание к вынесению решения об отказе в иске.

Таким образом, суд первой инстанции дал обоснованную правовую оценку всем доказательствам и доводам сторон. На основании изложенного суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Рассмотрение дела в суде кассационной инстанции

В кассационной жалобе истец просил постановления суда первой и апелляционной инстанции отменить и удовлетворить иск. Судебные инстанции неправильно применили нормы материального права о сроке исковой давности и дали неправильную оценку установленным по делу обстоятельствам.

Ответчик просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Суд кассационной инстанции оставил постановления суда первой и апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

В отсутствие договора поставки от 20.03.2015 каждая ТТН стала самостоятельным договором поставки, на основании которого у ответчика возникало самостоятельное обязательство по оплате.

Суд первой инстанции правильно определил даты начала просрочки оплаты товара и, соответственно, даты истечения срока исковой давности. В частности, срок исковой давности по последней поставке (23.08.2016) истек 26.08.2019.

Истец не представил доказательств совершения ответчиком действий, свидетельствовавших о признании 198 930 рублей долга и прерывавших течение срока исковой давности. При этом договором перевода долга от 29.08.2017 истец согласовал перемену лиц в обязательствах только на 8115 рублей. Указанный договор не содержал данных о спорных ТТН и иных сведений, позволявших с достоверностью установить наличие неисполненных денежных обязательств ответчика перед истцом, помимо 8115 рублей.

Проект акта сверки расчетов на 30.06.2020 не был доказательством, которое свидетельствовало бы о признании долга и прерывало течение срока исковой давности. Данный документ, не подписанный ответчиком, не отвечал требованиям ст. 103 и 104 ХПК о допустимости и относимости доказательств. Кроме того, ст. 204 ГК о перерыве течения срока исковой давности не применяется к действиям, совершенным после истечения срока исковой давности.