Договор — это универсальный инструмент, посредством которого устанавливаются, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности. В большинстве случаев договор направлен на установление обязательственного правоотношения.

Согласно традиционной классификации договоры делятся в т.ч. на односторонние и двусторонние (их также называют взаимные, двусторонне обязывающие, синаллагматические).

В двусторонних договорах обязанность одной стороны является встречной по отношению к обязанности другой. Иначе говоря, одна сторона исполняет свое обязательство только после осуществления исполнения другой стороной либо исполнение обязанностей производится сторонами одновременно. Следовательно, в таких отношениях задолженность контрагентов должна быть взаимной.

Таким образом, синаллагматическая связь (взаимообусловленная обязанность сторон в пользу друг друга) в договоре прослеживается там, где каждая из сторон обязана предоставить что-то другой стороне.

Действующий правопорядок устанавливает, что условия о встречном исполнении обязательств могут вытекать не только из двустороннего договора, но и из содержания той либо иной нормы ГК.

Так, например, договор купли-продажи подразумевает обязанность продавца передать имущество в собственность покупателя и обязанность покупателя оплатить его стоимость <*>. То есть эти обязанности — встречные по отношению друг к другу.

В договоре аренды встречное исполнение обязательств контрагентов выражается в следующем. Арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в пользование, а арендатор — оплатить пользование арендованным имуществом <*>.

Соответственно, встречное исполнение обязательств может выражаться в следующей форме, где оба взаимных исполнения являются встречными по отношению друг к другу. В таком случае оба контрагента должны выполнить свои обязанности одновременно, и, следовательно, каждая сторона вправе отказывать в исполнении другой стороне, пока не последует встречное исполнение. При этом одновременность исполнения предопределяется отсутствием между сторонами предусмотренного в законе или договоре условия об очередности исполнения. Данное суждение также подкрепляется ст. 6.1.4 Принципов УНИДРУА.

Есть и иная интерпретация встречного исполнения обязательств, проиллюстрированная на примере судебной практики.

Суд по итогу рассмотрения спора констатировал, что в договоре подряда на выполнение проектных и изыскательских работ исполнение обязанности подрядчика по разработке проектно-сметной документации является встречным по отношению к исполнению обязанности заказчика передать подрядчику задание на проектирование, а также иные необходимые для составления проектно-сметной документации исходные данные и разрешительную документацию <*> (см. постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда от 28.01.2020 по делу N 132-29/2019/1343А/26К) .

То есть на примере данного дела встречное исполнение обязательств может выражаться и в следующей форме: есть два не одинаковых по своему содержанию обязательства, взаимно обуславливающих друг друга так, что исполнение одного из них производится лишь в случае и при условии исполнения другого. Иначе говоря, встречное исполнение также может быть и последовательным по принципу «сначала — ты мне, а потом — я тебе».

Следовательно, смысл о встречном исполнении исходит не только из условий договора, в котором стороны могут определить встречный порядок последовательного выполнения договорных обязанностей как одной, так и другой стороной, но и из содержания и сущности соответствующих норм ГК, регулирующих отдельные виды договорных обязательств. Поэтому, как показывает практика, указание в п. 1 ст. 309 ГК «в соответствии с договором» само по себе еще не означает, что встречное исполнение обязательств должно быть предусмотрено исключительно договором.

При этом важно обратить внимание, что не всякая обязанность, возникшая из определенного условия договора, является для контрагента встречной.

Приведем пример судебной практики.

Апелляционная инстанция экономического суда г. Минска согласилась с выводами этого же суда первой инстанции от 30.01.2020 по делу N 4-31/2020, что из условий заключенного сторонами договора не следует, что внесение арендной платы арендатором обусловлено со стороны арендодателя осуществлением работ по производству в арендуемом помещении капитального ремонта. Соответственно, условие об обязанности арендатора по внесению арендной платы не является встречным по отношению к обязанности арендодателя осуществить капитальный ремонт арендуемого помещения (см. постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда от 22.04.2020 по делу N 4-31/2020/112А/288К).

Так, применимо к названному случаю если арендодатель не произвел в арендуемом помещении капитального ремонта, то арендатор не может приостановить внесение арендной платы на основании п. 2 ст. 309 ГК. Данное обстоятельство подлежит оценке исключительно с точки зрения принципа добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений.

Во избежание подобных казусов, а также с целью полноценного использования ст. 309 ГК как механизма защиты автор рекомендует в договоре определить не только перечень обязанностей, но и зафиксировать их последовательность (установить очередность) в части исполнения данных обязанностей каждой из сторон.

Таким образом, в каждом конкретном случае для применения ст. 309 ГК необходимо определить, есть ли между теми или иными условиями договора непосредственная синаллагматическая связь. А для оперативного и правильного определения данной связи в договоре автор рекомендует четко отражать условия того, что та или иная обязанность одной стороны является встречной по отношению к обязанности другой стороны.

Особенность положения п. 2 ст. 309 ГК также состоит в том, что оно является своего рода инструментом защиты, который может быть использован по усмотрению управомоченной стороны. В таком случае сторона, на которой лежит встречное исполнение, имеет все основания не реализовывать свои права, предусмотренные названной нормой, даже несмотря на неисполнение обязанной стороной своей обязанности по предоставлению встречного исполнения. Однако в таком случае весь риск наступления неблагоприятных последствий за непредоставление обязанной стороной исполнения перейдет к стороне, на которой лежит встречное исполнение обязательства.

Управомоченная сторона вправе реализовать права, предусмотренные ст. 309 ГК, в следующих случаях:

1) обязанная сторона не предоставляет обусловленное договором исполнение обязательства;

2) либо существуют обстоятельства, которые очевидно свидетельствуют о том, что обязанная сторона не произведет такого исполнения в установленный срок <*>.

При этом, если в отношении первого случая имеются относительное практическое применение и понимание, а именно под непредоставлением исполнения понимается неисполнение или просрочка исполнения обязательства, то в отношении второго случая практикообразующие и устоявшиеся судебные акты отсутствуют, поэтому данный случай порождает много вопросов.

Важно отметить, что альтернативное управомочие (приостановление исполнения либо отказ от исполнения обязательства), регламентированное п. 2 ст. 309 ГК, для стороны, на которой лежит встречное исполнение, имеет следующую цель:

1) оказание давления на другую сторону, которая обязана производить исполнение обязательства — до получения его надлежащего исполнения;

2) предотвращение наступления возможных отрицательных последствий для стороны, на которой лежит встречное исполнение обязательства;

3) защита интересов добросовестной стороны договора.

При реализации права на приостановление исполнения своего обязательства заслуживает внимания ряд таких вопросов, как: есть ли необходимость в уведомлении контрагента о свершившемся приостановлении; на какой срок приостанавливается встречное исполнение. 

О том, когда в случае приостановления исполнения обязательства необходимо извещать контрагента, а также о сроке такого приостановления читайте в ilex