Николай Витальевич Горелов,
заместитель председателя суда 
Минского района

В исковом заявлении к ООО «К» о расторжении договора об оказании платных медицинских услуг, взыскании суммы по договору, неустойки, убытков, материальной компенсации морального вреда и в судебном заседании истица О. указала, что согласно договору на оказание платных медицинских услуг от 06.11.2017, заключенному между ней и ООО «К», ей проведена операция по глютеопластике имплантами ягодичными стерильными круглой формы размера 260 мл, диаметра 10,4 см, проекции 4,7 см.

По договору центр обязуется информировать пациента об особенностях выбранного хирургического вмешательства и возможных осложнениях согласно приложению, которое является неотъемлемой частью настоящего договора; предоставить получение надлежащего результата в рамках возможностей выбранного метода в соответствии с физиологическими особенностями и физиологическим состоянием пациента.

Истица полагает, что с учетом ее физиологических особенностей центр при оказании медицинской услуги должен был использовать помимо глютеопластики методику липофилинга, а также импланты меньшей проекции либо уведомить ее о том, что без липофилинга достижение оптимального результата невозможно ввиду того, что импланты будут видны.

По причине неправильно подобранного метода у нее проявились следующие недостатки: в состоянии покоя ягодицы визуально «задраны вверх», внизу ягодицы отсутствовали, при наклонах были видны неестественные окружности, выражающиеся в выпирании импланта через подкожно-жировую клетчатку, внешне ягодицы выглядели неестественно.

15.02.2018 истица направила в адрес ответчика претензию с предложением расторгнуть договор на оказание платных медицинских услуг, возвратить все потраченные денежные средства, устранить недостатки путем удаления имплантов и возместить причиненный ей моральный вред.

07.03.2018 она явилась в медицинский центр для проведения операции по удалению имплантов и получения возмещения морального вреда, однако ответчик за несколько минут до проведения операции предложил подписать соглашение об отказе от дальнейших претензий в части качества оказания услуг и требований о выплате материальной компенсации морального вреда. Получив отказ от подписи указанного соглашения, ответчик отказался от проведения операции по удалению имплантов и выплаты всех заявленных в претензии сумм.

По результатам рассмотрения жалобы пациента в Минздрав комитетом по здравоохранению исполкома создана медицинская комиссия, по результатом работы установлена дислокация имплантов в послеоперационном периоде, что, по мнению истицы, подтверждает факт наличия существенного недостатка оказанной услуги.

Данный факт подтверждается ответом Минздрава от 30.07.2018, в котором сообщается, что карман для имплантов был сформирован в межмышечном пространстве, фиксация имплантов в этом кармане для исключения их дислокации производилась стандартно — путем послойного ушивания кармана. Она добросовестно в полном объеме соблюдала все послеоперационные рекомендации врача, носила компрессионное белье два месяца.

Полагает, что при оказании ей ответчиком медицинской услуги импланты изначально были помещены частично в межмышечное пространство и частично под кожу, а запись в протоколе проведенной операции не соответствует действительности.

Ввиду отказа ответчика от проведения вышеуказанной операции 09.04.2018 истица обратилась в ЧМУП «А» для удаления имплантов.

Полагает, что ответчик своими действиями и бездействием причинил ей физические и нравственные страдания, которые до момента извлечения имплантов выражались в болевых ощущениях, также невозможно было нормально спать и выполнять все двигательные действия, заниматься спортом из-за того, что импланты не давали возможности делать базовые анатомические движения (приседания, скручивания, наклоны), отсутствовала возможность вести привычный образ жизни (окружающие замечали неестественную форму ягодиц даже в стоячем состоянии и состоянии покоя), у нее образовался комплекс, связанный с презренно-брезгливыми взглядами со стороны окружающих в область ягодиц, разрушилась личная жизнь (распались близкие отношения в связи с тем, что у ее мужчины пропало половое влечение после результата оказанной услуги), не было возможности выполнять свои профессиональные обязанности в сфере красоты ввиду того, что клиенты задавали много вопросов, связанных с внешним видом ягодиц, что лишило ее возможности зарабатывать деньги.

После извлечения имплантов и до настоящего времени у нее периодически появляются болевые ощущения в области надреза, остался заметный шрам в области крестца, при проведении операции повреждена крестцовая кожная связка, что привело к оголению крестца и копчика, затруднено нахождение в положении лежа на спине из-за болевых ощущений в области крестца и копчика, было затрачено много ресурсов как материальных, так и моральных на то, чтобы добиться адекватных комментариев со стороны врачей ООО «К» и должностных лиц комитета по здравоохранению исполкома и Минздрава.

Истица неоднократно обращалась к ответчику с предложением урегулировать возникшие разногласия мирным путем, однако безрезультатно.

На основании изложенного просила суд расторгнуть договор на оказание платных медицинских услуг, взыскать с ответчика в ее пользу сумму по договору в размере 2685,24 рубля за проведение операции, сумму в размере 3100,10 рубля за приобретение имплантов для проведения операции, неустойку в размере 9256,54 рубля за нарушение сроков удовлетворения требования о расторжении договора, материальную компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, убытки, связанные с устранением недостатков оказанной услуги, в размере 347,99 рубля, услуги эксперта в размере 300 рублей, расходы по оказанию юридической помощи в размере 100 рублей.

О том, какое решение принял суд, читайте в ilex