Венера Хамитовна Сейтимова,
судья Суда Евразийского экономического союза

Тема настоящей статьи — представляющая особый интерес правовая позиция, касающаяся семейных ценностей, прав и законных интересов матери и ребенка.

В первую очередь этот интерес обусловлен сложностью вопроса, который возник в сферах, подпадающих под особую охрану государства. Речь идет о семье и правах ребенка. Конституционному Совету Республики Казахстан
(далее — Конституционный Совет) предстояло найти баланс при организации надлежащей охраны обеих сфер,
что и было сделано благодаря нормативному постановлению от 10.04.2018 N 3 «О проверке конституционности пункта 5 статьи 47 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» (далее — нормативное постановление от 10.04.2018). Оно отражает вдумчивый подход государства к дальнейшему развитию брачно-семейных отношений и защите прав ребенка.

В Конституционный Совет 12.03.2018 поступило представление специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Карагандинской области о признании неконституционным п. 5 ст. 47 Кодекса Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье (далее — Кодекс о браке и семье). Из представления следовало, что Ж. предъявила иск к Ж-кешу об установлении отцовства, взыскании алиментов на содержание ребенка и денежных расходов на свое содержание в течение дородового периода и до достижения ребенком трех лет.

Межрайонный суд усмотрел ущемление закрепленных Конституцией Республики Казахстан прав человека и гражданина в связи с противоречием п. 5 ст. 47 Кодекса о браке и семье п. 2 ст. 14 и п. 1 и 2 ст. 27 Конституции Республики Казахстан.

Конституционный Совет, мотивируя основной вывод нормативного постановления, указал следующее. Взыскание с отца ребенка денежных средств на содержание женщины, в том числе не состоящей с ним в браке, в связи с рождением общего ребенка — один из способов реализации конституционных положений о защите материнства и детства, а также обеспечения выполнения обязанностей родителя, которые состоят в заботе о детях и их воспитании.

В период, в течение которого происходит формирование, появление на свет и развитие младенца, и он, и его мать независимо от ее семейного положения нуждаются в специальной защите, в том числе материальной поддержке. При этом в силу естественных законов природы в период беременности и в первые годы жизни невозможно рассматривать интересы ребенка в отрыве от интересов матери. Именно мать — основной гарант его интересов в этот период, способный удовлетворить первоначальные жизненные запросы. Для матери потребности ребенка первостепенны, все ее усилия направлены на обеспечение надлежащего ухода за ним.

В этот важный этап необходимо гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов матери и ребенка, для которых регулярное получение средств на содержание может стать одним из основных источников средств к существованию.

В свою очередь, это невозможно без эффективных правовых механизмов, посредством которых максимально обеспечивалось бы сохранение необходимого уровня жизнеобеспечения как ребенка, так и матери в социально уязвимой ситуации.

Конституционный Совет отметил, что оспариваемая правовая норма затрагивает существенные интересы матери и ребенка, т.к. устанавливает для незамужней женщины по схожим по сути основаниям меньший объем содержания по сравнению с матерью, состоящей (состоявшей) в браке. Кодекс о браке и семье для последней предусматривает повышенные меры материальной поддержки со стороны супруга либо бывшего супруга <*>. Это касается и более длительных сроков получения алиментов.

Однако Конституционный Совет пришел к выводу, что дифференциация права женщины на получение содержания от мужчины в период беременности, рождения ребенка и в последующее время в зависимости от наличия брачных взаимоотношений связана с реализацией обязательств государства по защите семьи, основанной на браке. В силу указанного Конституционный Совет признал п. 5 ст. 47 Кодекса о браке и семье недискриминационным и не противоречащим п. 2 ст. 14 и п. 1 и 2 ст. 27 Основного Закона. Основание — данная норма преследовала конституционно значимую цель защитить брак и семью, материнство и детство, а также обеспечить исполнение конституционных обязанностей родителями.

В конституции многих государств традиционно включаются положения, подчеркивающие особую важность института семьи. Так, согласно ст. 41 Конституции Ирландии государство признает семью как естественный первоисточник и объединяющую основу общества, а также как нравственный институт, обладающий неотъемлемыми и неотчуждаемыми правами, предшествующими всякому позитивному праву и высшими по отношению к нему. Кроме того, государство гарантирует защиту семьи, ее организацию и авторитет как необходимую основу социального порядка, незаменимую для процветания народа и государства.

Пункт 1 ст. 39 Конституции Испании закрепляет, что государственные власти обеспечивают социальную, экономическую и юридическую защиту семьи.

Изучение практики Конституционного Совета <*> позволяет проследить прогрессивность выводов п. 4 нормативного постановления от 10.04.2018. Помимо прочего, Конституционный Совет указал на важный аспект, который непосредственно связан с верховенством и прямым действием Конституции Республики Казахстан. Речь, в частности, идет о недостаточном использовании в рассматриваемой норме конституционно-правового смысла и потенциала Основного Закона при согласовании прав и обязанностей отца, а также матери и ребенка, нуждающихся в особой защите.

Сделанные выводы в полной мере соответствуют духу развития приоритетов жизни современного общества, созвучны последней практике высших судебных органов зарубежных государств, международных органов по правам человека и подходам, заложенным в международно-правовых инструментах защиты прав детей.

По мнению Конституционного Совета, для наилучшего обеспечения интересов матери и ребенка, права которых затрагивает п. 5 ст. 47 Кодекса о браке и семье, необходима максимальная гармонизация мер государственной защиты конституционных ценностей, совершенствование брачно-семейного законодательства и унификация используемой в нем специальной терминологии.

Такой подход воплощает в жизнь основные направления развития национального права, установленные Концепцией правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 по 2020 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24.08.2009 N 858.

Согласно данной Концепции конституционное право — фундамент национальной правовой системы. Важнейшей задачей является реализация принципов и норм Конституции Республики Казахстан в первую очередь в деятельности органов государственной власти и ее должностных лиц, обеспечение при этом как прямого действия Конституции Республики Казахстан, так и реализации ее потенциала через законодательство и правоприменение. Усилия государственных и общественных институтов должны концентрироваться на претворении в жизнь созидательного потенциала Основного Закона.

Ранее Конституционный Совет придерживался позиции, в силу которой законодатель при установлении законов обязан исходить из конституционных пределов допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина, не искажая существа конституционных прав и свобод и не вводя ограничений, которые не согласуются с конституционно определенными целями <*>.

В нормативном постановлении от 10.04.2018 Конституционный Совет в полной мере реализовал возможность защиты института семьи, основанной на браке, признав конституционность п. 5 ст. 47 Кодекса о браке и семье, ставящего во главу угла конституционно значимые ценности и цели по защите брака и семьи.

Так, Конституционный Совет поддержал справедливый вывод своего нормативного постановления от 18.05.2015 N 3 «Об официальном толковании пункта 1 статьи 27 Конституции Республики Казахстан и о проверке на соответствие Конституции Республики Казахстан Закона Республики Казахстан «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В частности, брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства и относятся к числу фундаментальных конституционных ценностей страны, которые закономерно вытекают из высоких целей и базовых принципов, сформулированных в Основном Законе.

В совокупности это обеспечивает преемственность поколений, выступает условием сохранения и развития народа Казахстана. Однако, взяв за основу выработанные ранее подходы к толкованию конституционных положений, Конституционный Совет постарался наладить диалог государственных органов и претворить в жизнь созидательный потенциал Конституции Республики Казахстан. В нормативном постановлении от 10.04.2018 Конституционный Совет отметил, что в целях наилучшего обеспечения интересов матери и ребенка целесообразно принять соответствующие законодательные меры.

В развитии семейного права зарубежных государств наблюдаем аналогичные тенденции. Так, эволюция семейного права Италии показательна масштабной реформой законодательства 2012-2013 годов, отменившей любые формы дискриминационного отношения к детям, рожденным вне брака.

Это стало возможно благодаря активному диалогу национальных судов и Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ). К слову, ЕСПЧ не единожды указывал на достаточность норм-принципов, заложенных в Конституции Италии, которые получали неполное развитие в специальном законодательстве о браке и семье <*>.

Аналогичным образом решение ЕСПЧ по делу Mazurek против Франции побудило французского законодателя 03.12.2001 принять Закон, вводящий равенство детей, рожденных в браке и вне его. Однако дискриминирующая терминология применялась вплоть до вступления в силу Ордонанса от 04.07.2005 года N 2005-759 <*>. ЕСПЧ констатировал, что, по сути, все основы для соблюдения предписаний Конвенции имеются в конституциях, которым не соответствует специальное регулирование, взяв на себя функцию, схожую с функцией органа по охране Основного Закона.

Таким образом, вопрос равных прав детей и их равной защиты вне зависимости от происхождения становится все более актуальным. При этом диалог органов, уполномоченных на совершенствование законодательной сферы, и органов, призванных стать гарантом ее конституционности и стабильности, способен дать полезные плоды в виде конструктивных, обдуманных и поступательных изменений, гармонично отражающих развитие общественных отношений.