«Вертолетные» деньги от МВФ, российский кредит или облигации в Китае. На что может рассчитывать Беларусь?

Беларусь находится в ожидании внешних финансовых вливаний. Международный валютный фонд (МВФ) вроде как одобрил помощь для нивелирования последствий пандемии. Но в г. Минске опасаются, что ресурсы эти не придут в страну. Поэтому белорусские власти запросили очередной займ у России, точнее у подконтрольного ей Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). При этом в Минфине Беларуси не исключают выхода на азиатский рынок капитала. Тем более что первый небольшой кредит от Китая уже получен.

МВФ

2 августа Совет управляющих МВФ утвердил распределение специальных прав заимствования (СДР) на сумму, эквивалентную 650 млрд долларов, на поддержку мировой экономики, пострадавшей от последствий пандемии. Объем средств для этой цели является крупнейшим в истории МВФ. Причем 275 млрд долларов из общей суммы будет направлено на развивающиеся рынки.

Решение о распределении СДР вступит в силу 23 августа. Эмитированные СДР будут зачислены странам – членам МВФ пропорционально их существующим квотам в фонде. На Беларусь приходится квота в размере 0,14% всего объема таких фондов, то есть около 910 млн долларов.

Белорусская оппозиция хочет добиться, чтобы права действующей власти распоряжаться СДР были ограничены. Это могут сделать страны – участницы фонда, если проголосуют за такое решение. Ранее уже был ограничен доступ к СДР для правительств Венесуэлы и Мьянмы.

В ответе на запрос Bloomberg в МВФ отметили, что руководствуются мнением международного сообщества, которое продолжает взаимодействовать и иметь дело с нынешним белорусским правительством.

Стоит отметить, что Беларусь в апреле 2020 года обратилась в МВФ с просьбой о предоставлении 940 млн долларов в рамках инструментов быстрого финансирования для борьбы с пандемией. Но не получила средства, так как отказалась выполнить ряд условий, в том числе ввести карантин.

– Распределение СДР – это принципиально иная механика по сравнению с кредитованием со стороны МВФ. Метафорично можно сказать, что фонд сейчас рассыпает деньги с вертолета, – поясняет ilex старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. – Решение принимается об общем распределении, то есть для всех стран – членов МВФ. И Беларусь просто как один из членов фонда по умолчанию может получить эти «вертолетные» деньги уже к концу августа. Никакого специального решения для этого не требуется. Есть опасения, что как раз таки из-за политической ситуации Беларусь эти деньги не получит. Но я не берусь предсказать вероятность этих сценариев. Если Беларусь деньги не получит, это станет определенным шоком. Это не просто упущенная выгода, а своеобразная черная финансовая метка, сопоставимая по своей значимости с санкциями США.

В г. Минске допускают, что эти средства могут не поступить в Беларусь.

– МВФ нам выделил под миллиард долларов, но наши «беглые» подняли вой: нельзя режиму давать деньги. А эти деньги под COVID, мы уже 1,5 млрд долларов потратили на лечение людей, – сказал 9 августа Александр Лукашенко в ходе «Большого разговора» с общественностью и СМИ.

Россия

Поэтому Беларусь просит Россию предоставить новый кредит через Евразийский фонд стабилизации и развития. Точнее через Евразийский банк развития, который управляет средствами этого фонда.

– Отсрочка выплаты по долгу, рефинансирование долга на 1 млрд долларов (обсуждается с Россией). Если бы россияне помогли нам дополнительно через Евразийский банк (. . .) – были бы благодарны. Исключительно в связи с пандемией (требуются средства), – отметил Лукашенко. – Поэтому мы благодарны были бы – я (Владимиру) Путину сказал – если бы через Евразийский банк (выделить средства).

В пресс-службе ЕФСР подтвердили, что проводят «предварительные консультации с властями Республики Беларусь по наполнению программной матрицы мер, которые могут быть поддержаны в рамках потенциального финансового кредита ЕФСР в среднесрочной перспективе». Однако там отказались говорить о сумме кредита и конкретных сроках его предоставления.

Стоит напомнить, что в сентябре прошлого года Александр Лукашенко обратился к руководству России с просьбой о выделении кредита на 1,5 млрд долларов. Средства в размере 0,5 млрд долларов были предоставлены через ЕФСР. Часть средств была направлена на погашение долга за газ, часть – на поддержку бюджета Беларуси в условиях пандемии COVID-19. Также двумя траншами (декабрь 2020 года и июнь 2021 года) был выделен российский госкредит на 1 млрд долларов. Ресурсы были необходимы на рефинансирование долга.

– Беларуси реально получить внешние кредиты только в России или через механизмы ЕАЭС, где ключевым донором средств является та же Россия, – полагает Крук. – Если такой кредит будет выдан (а с учетом западных санкций, думаю, это очень вероятный сценарий), то наверняка он будет сопровожден рядом стандартных макроусловий, присущих для таких программ. Но вполне могу допустить, что и какие-то более глубокие институциональные вещи – продажа госактивов (негласно по умолчанию в пользу российского бизнеса), более быстрая имплементация положений многострадальных дорожных карт – могут быть заложены в программу. Кроме того, думаю, и негласные договоренности политического характера также могут быть в рамках бэкграунда такого кредита (но это не означает, что они будут выполнены).

Китай

В мае министр финансов Юрий Селиверстов говорил, что в 2021 году Беларусь не собирается выходить на западный рынок заимствований, а рассчитывает на российский и азиатский – «интересный, но несколько специфичный».

Под азиатским рынком в первую очередь подразумевается Китай, много говорилось о выпуске панда-облигаций. Сейчас информации о подвижках в этом направлении не было. За исключением того, что правительство привлекает 9-летний льготный покупательский кредит Эксимбанка Китая в сумме 19,55 млн долларов на реконструкцию подстанции в Столбцах и строительство высоковольтной линии Столбцы – Барановичи.

Дмитрий Крук полагает, что из Китая пока на какой-либо серьезный объем ресурсов, будь то кредитных или инвестиционных, рассчитывать не приходится.

– Китаю и китайскому бизнесу важно устойчивое положение Беларуси как транзитного хаба в первую очередь в ЕС, а отчасти в Россию. В условиях застывшей политической напряженности, а тем более многочисленных пакетов санкций в отношении Беларуси, это условие однозначно не выполняется, – отмечает эксперт. – За последний год уже в статистике отчетливо виден тренд существенного замедления поступлений внешних средств из Китая. Не вижу ни одного фактора, который сейчас мог бы изменить этот тренд, скорее наоборот. Поэтому вести речь о привлечении каких-то несвязанных кредитов или тем более заимствованиях на китайском рынке через ценные бумаги, думаю, сегодня заведомо нереалистично. Гипотетически лишь могу допустить, что Китай может проявить интерес к кредитованию отдельных проектов, которые бы продвигали китайский экспорт и/или китайские стратегические интересы, а также желательно, чтобы обязательства по таким кредитам дополнялись госгарантиями с белорусской стороны. Но такого рода средства, даже если и удастся привлечь, имеют мало смысла для Беларуси с точки зрения влияния на текущую макродинамику.