В настоящее время бизнес нацелен на максимальное сокращение всех затрат. Одна из весомых статей – содержание персонала. Поэтому немудрено, что работники опасаются за свое будущее. Эксперты успокаивают: бизнес пока не отреагировал на кризисную ситуацию массовыми увольнениями людей и сокращением зарплат. Что будет дальше – непонятно. Но в любом случае работодатели и соискатели найдут друг друга и сумеют подстроиться под изменяющиеся условия. Правда, вот о докризисных зарплатах можно будет только мечтать.

Что происходит?

Согласно опроса, проведенного сервисом rabota.by, почти 60% компаний сейчас оценивают свои перспективы дальнейшего развития и работы как негативные.  При этом 50% предприятий заявили о приостановке найма, а 30% — о возможном сокращении штата.

Источник — https://ru.freepik.com/

Начиная с 24 февраля — дня начала военных действий России в Украине — наблюдается уменьшение количества вакансий на 18,5%. Самое заметное сокращение их числа наблюдается в Гомельской области, Минске и Брестской области.

С другой стороны, сейчас на одну позицию в среднем приходится 11 резюме кандидатов. Хотя еще месяц назад эта цифра была почти в 2 раза меньше. Это значит, что если предыдущие годы наблюдался «рынок кандидата», когда компании боролись за соискателей друг с другом, то теперь будет иметь место «рынок работодателя», когда только он диктует зарплату. Но это будет продолжаться недолго, поясняют эксперты. Через некоторое время работодатели снова столкнутся с кадровым голодом. Потому что никуда не исчезнет ситуация с «демографической ямой».

Директор кадрового агентства КИАТ Игорь Кочетов считает, что еще рано делать далеко идущие выводы о ситуации на рынке труда.

— Надо еще пожить в этой реальности месяц-два, посмотреть, как будут развиваться события, — комментирует ilex эксперт. — Рынок труда тесно связан с экономикой, которая зависит и от политических событий. Поэтому рынки чутко реагируют на итоги переговоров, санкции и прочее. Ситуация может изменяться по-разному. Но что показал прошедший месяц? Экономика оказалась более живучей, чем мы думали изначально. Поэтому, считаю, рынок труда как-то приспособится к этой ситуации, но приобретет другой рисунок. К сожалению, зарплаты вряд ли вернутся на уровень 2019 года. Слишком много устоявшихся связей и цепочек нарушено.

Какие отрасли штормит?

За последние месяцы производитель электротранспорта Stadler из первоначальных 1500 сотрудников сократил около 300 должностей. В течение трех месяцев количество персонала в Фаниполе может уменьшиться до 700-800 человек, хотя компания обещает оказать людям необходимую поддержку в трудные времена. Нефтеперерабатывающие заводы снизили загрузку и приостановили выплату матпомощи.

Наибольшее снижение вакансий зафиксировано в области информационных технологий, маркетинга, рекламы и пиара, а также в туризме, гостиничном и ресторанном бизнесе. Стали меньше искать продажников и производственников. Это объясняется тем, что в кризис бизнесы сразу урезают бюджеты на маркетинг и рекламу, а люди оптимизируют траты на отдых и развлечения. Продажи зависят от покупательной способности населения и бизнеса, которая сейчас невелика.

Снижается занятость в строительстве и связанных с ней отраслях. Непростая ситуация сложилась в сфере грузоперевозок, которая испытывает сложности из-за санкций. В деревообработке, машиностроении, железнодорожных перевозках, химической отрасли фиксируется сокращение трудовой недели, людей отправляют в отпуска.

— В общем и целом мы пока не наблюдаем массовых сокращений или урезаний зарплат. В настоящее время у нас количество запросов на специалистов уменьшилось на процентов 15, — говорит Кочетов. — Я это говорю в первую очередь в преломлении на частный сектор экономики. Что касается государственных организаций, то там ситуация иная: у них велика социальная нагрузка в связи с чем большие сокращения маловероятны. Частники пытаются оптимизироваться и удержаться на плаву. Например,  компании, у которых работа была завязана на поставки импортных товаров или сырья, снизили обороты из-за сложностей с поставками продукции в Беларусь. Соответственно они вынуждены оптимизировать штат. В ИТ-секторе идет большое перераспределение трудовых ресурсов, релокация. Набирает обороты удаленка. Вместе с тем в свободном доступе появились «айтишники», которые ищут работу. Раньше такого не было. Кроме того, отмечается уменьшение их зарплатных аппетитов.

Что ожидать персоналу?

По неофициальной информации, сейчас в правительстве рассматриваются предложения бизнеса на упрощение процедуры увольнения работников или на расширение применения нестандартных форм занятости. Но, как подчеркивают эксперты, вероятность одобрения такого решения видится не такой очевидной, поскольку низкая безработица была одним из важных элементов социального контракта между правительством и населением.

В первую очередь под сокращение может попасть тот персонал, который не несет добавленную стоимость или который набирали под новые проекты. Не стоит волноваться специалистам, составляющим ядро бизнеса. Компании будут делать все, чтобы удержать квалифицированные кадры и вместе переждать тяжелые времена.

Вместе с тем HR-специалисты советуют работникам, которым грозит увольнение, подумать над тем, какую дополнительную пользу могут принести компании по выходу из сложной ситуации. В случае вынужденного простоя лучше сосредоточиться на повышении квалификации и изучении иностранного языка.

Соискателям также рекомендуется в кризис сохранять холодную голову, избегать конфликтов, не требовать увеличения зарплаты или повышения в должности. Однако подход — любыми способами удержаться за свое место работы — имеет и свои минусы. Люди замыкаются на «островке стабильности» и не осознают, что в текущей ситуации у них нет перспектив в данной компании, а на рынке могут быть интересные предложения.

— Я считаю, что соискателям надо всегда занимать активную позицию по поиску работы, — говорит Кочетов. — Да, если есть финансовая подушка безопасности, то можно подождать, присмотреться. Но надо также понимать, когда у человека в резюме будет отметка, что был год без работы, то это в определенных случаях может вызывать вопросы со стороны рекрутеров.

А если трудовая эмиграция?

Еще один вариант решения проблемы с трудоустройством — отъезд на заработки в другую страну. Например, открытие границы с Россией открывает для белорусских специалистов новые возможности.

Впрочем, однозначно сказать, что в соседней стране трудовые условия будут лучше, тоже нельзя.  До конца 2022 года число рабочих мест в российской экономике может сократиться на 2 млн, из-за этого уровень безработицы в стране вырастет с нынешних 4,4% до 7,1–7,8%. При менее остром развитии событий показатель увеличится до 6,4–6,5%. С таким прогнозом выступил Центр стратегических разработок, сообщает «Коммерсантъ». Однако глава Минтруда РФ Антон Котяков заявил об отсутствии у российских работодателей планов по массовому увольнению сотрудников. Работодатели пока уведомили Минтруд о планах сократить примерно 50 тыс. сотрудников.

В долгосрочной перспективе, по ожиданиям аналитиков, российскую занятость может ждать структурная перестройка — при сокращении числа рабочих мест в автопроме, производстве бытовой техники, металлургии и строительстве потребность в сотрудниках вырастет в легкой промышленности, в сфере IT-технологий и микроэлектроники.

Экономист проекта BEROC Катерина Борнукова считает, для Беларуси трудовая эмиграция не является новинкой, потому что страна и раньше в случае кризиса «экспортировала» белорусов. Если в прошлые периоды люди чаще ехали в Россию, то сейчас, благодаря сетевому эффекту миграции, география может расшириться.

— Сегодня многие белорусы знают, что наши сограждане активно уезжают, в медиа мы постоянно видим статьи о том, как люди обустроились на новом месте. Все это снимает определенный барьер с миграции. Люди стали больше понимать, как можно переехать, что для этого нужно сделать. Более того они понимают, что созданные миграционные сети им помогут в случае переезда хотя бы советом, — заключает эксперт.