Николай Витальевич Горелов,
заместитель председателя суда 
Минского района

В исковом заявлении к врачу Ш., районной больнице истица П. указала, что врач Ш. преднамеренно назначила ей лекарство «Ф», не связанное с ее заболеванием крови. Вследствие применения указанного лекарства нарушена вся сосудистая кровяная система ее организма, у нее случился инфаркт-стенокардия, через несколько дней — второй инфаркт — атеросклероз, в результате она стала инвалидом 2-й группы по общему заболеванию. Вместе с тем никакого заболевания у нее не было, и она вынуждена была нести необоснованные расходы на лечение.

На основании изложенного просила взыскать с врача Ш. сумму имущественного вреда 855,80 рубля, денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

Ответчики в судебном заседании иск не признали, пояснив, что лечение было назначено в соответствии с поставленным диагнозом, указанное лекарство не могло повлечь те последствия, на которые указывает истица.

При рассмотрении спора суд исходил из следующего.

Оказание медицинской помощи пациентам осуществляется на основании клинических протоколов или методов оказания медицинской помощи, указанных в ч. 2 ст. 18 Закона о здравоохранении <*>.

Пациент имеет право на: получение медицинской помощи; выбор лечащего врача и организации здравоохранения; участие в выборе методов оказания медицинской помощи; отказ от оказания медицинской помощи, в том числе медицинского вмешательства, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом <*>.

Пациент обязан: заботиться о собственном здоровье, принимать своевременные меры по его сохранению, укреплению и восстановлению; уважительно относиться к работникам здравоохранения и другим пациентам; выполнять рекомендации медицинских работников, необходимые для реализации избранной тактики лечения, сотрудничать с медицинскими работниками при оказании медицинской помощи; информировать медицинских работников о ранее выявленных медицинских противопоказаниях к применению лекарственных средств, наследственных и перенесенных заболеваниях, об обращениях за медицинской помощью, а также об изменениях в состоянии здоровья <*>.

Медицинские, фармацевтические работники обязаны квалифицированно выполнять свои должностные обязанности<*>.

При оценке степени тяжести анемии выделяют:
— легкую: гемоглобин менее 120 г/л у женщин (110 г/л — у беременных женщин) или 130 г/л у мужчин, но более 90 г/л;
— среднюю: гемоглобин 70 — 90 г/л;
— тяжелую: гемоглобин <70 г/л <*>.

Судом установлено, что Ш. работает врачом-терапевтом участковым поликлиники районной больницы с 2008 г., имеет вторую квалификационную категорию, стаж работы по специальности 29 лет.

Истица наблюдается в поликлинике районной больницы с 1978 г. С 1999 г. ИБС: атеросклеротический кардиосклероз, артериальная гипертензия, дисцикуляторная энцефалопатия 2-й стадии. 08.01.2014 она обращалась к участковому терапевту по поводу болей в левом плече, в грудном отделе позвоночника. Установлен диагноз: Атеросклеротический кардиосклероз. Н1.АГ 2, риск 4. Дисциркуляторная энцефалопатия сложного генезиса. Вертеброгенная торакобрахиалгия слева, стойкий умеренный болевой синдром.
Согласно медицинской карте П. обратилась 24.07.2012 к участковому врачу-терапевту Ш.

На основании данных объективного осмотра и клинического анализа крови (показатель гемоглобина 109 г/л при концентрации гемоглобина в норме у женщин 120 г/л) врачом-терапевтом установлен диагноз: Анемия легкой степени и назначено лечение препаратом железа лекарственным средством «Ф».

После применения указанного лекарственного средства согласно клиническому анализу крови показатель гемоглобина у П. составил 166 г/л, что соответствует норме.

Не согласившись с правильностью действий врача, П. обратилась к заведующему районной больницы с заявлением, в котором указала на наступившие, по ее мнению, в результате применения лекарственного средства побочные эффекты: шум в ушах, аллергическую реакцию.

По факту обращения П. проведено служебное расследование, которым установлено, что участковым врачом-терапевтом Ш. диагноз установлен обоснованно, исходя из данных объективного осмотра и клинического анализа крови; лечение препаратом «Ф» назначено в соответствии с клиническими протоколами, утвержденными приказом Минздрава N 274.

Клинический анализ крови, проведенный в СООО «Э» 12.12.2012, показал уровень гемоглобина у П. в количестве 146 г/л, что соответствует норме.

Иных обращений по данному факту со стороны истицы не было.

21.01.2014 П. госпитализирована в неврологическое отделение районной больницы, после осмотра терапевта переведена в терапевтическое отделение, где находилась на стационарном лечении с диагнозом: ИБС: стенокардия напряжения ФК 3, постинфарктный (по ЭХОКГ, ЭКГ) и атеросклеротический кардиосклероз. ХСН ФК 2. АГ2, риск 4.

01.02.2014 П. повторно госпитализирована в терапевтическое отделение по направлению скорой медицинской помощи с диагнозом: ИБС: стенокардия напряжения ФК 3, постинфарктный (по ЭХОКГ, ЭКГ) и атеросклеротический кардиосклероз. ХСН ФК 2. АГ2, риск 4.
В судебном заседании истица пояснила, что в результате применения препарата «Ф», назначенного ей врачом-терапевтом Ш., у нее появлялся шум в ушах, наступила аллергическая реакция, а в 2014 г. случилось два инфаркта.

При рассмотрении дела суд поручил Минздраву представить информацию о правильности назначенного лечения П.
Согласно справке, составленной комиссией, медицинская документация (форма 025/у медицинская карта амбулаторного больного) на имя П. в учреждении здравоохранения отсутствует (находится на руках у П.). 30.10.2017 состоялась встреча членов комиссии с истицей, в ходе которой П. отказалась представить медицинскую карту амбулаторного больного для детального изучения.

Вместе с тем выявление нежелательных реакций у препарата «Ф» со стороны сердечно-сосудистой системы, а также неврологической симптоматики в виде шума в ушах в соответствии с инструкцией по медицинскому применению не зарегистрировано.

Оснований для сомнений в объективности, научной обоснованности выводов членов комиссии у суда не имелось, поскольку они аргументированы, даны квалифицированными, незаинтересованными в исходе дела лицами, имеющими первую и высшие квалификационные категории, большой стаж работы по специальности.

Таким образом, суд пришел к выводу о необоснованности доводов истицы о том, что врач Ш. не смогла оказать ей квалифицированную помощь, умышленно назначила неправильное лечение, которое повлекло за собой нежелательные реакции со стороны сердечно-сосудистой системы, а также неврологическую симптоматику в виде шума в ушах, поскольку они объективно не подтверждены относимыми, допустимыми и достаточными доказательствами, опровергаются вышеприведенными материалами дела.

Материалами дела подтверждается, что врачом надлежащим образом оказана квалифицированная медицинская помощь П., обследование проведено в объеме, достаточном для установления правильного диагноза, лечение назначено согласно клиническим протоколам диагностики и лечения Минздрава, выполнено в полном объеме, его результатом явилось соответствие уровня гемоглобина нормативным показателям.

Довод истицы о том, что врач умышленно изменила результат анализа крови с «366» на «166», ничем не подтвержден, исправлений, подчисток он не содержит.

Заболевание сердечно-сосудистой системы диагностировано у истицы начиная с 1999 г., тогда как инфаркты у последней случились в январе, феврале 2014 г., т.е. спустя более года после окончания приема препарата «Ф». Доказательств наличия причинно-следственной связи между назначенным препаратом и нежелательными реакциями со стороны сердечно-сосудистой системы, неврологической симптоматики в виде шума в ушах и другими изменениями в организме истицы суду не представлено и судом не добыто.

В связи с изложенным суд пришел к выводу, что исковые требования П. удовлетворению не подлежат.