Симахин Юрий Михайлович,
судья экономического суда Минской области

В случае когда договор аренды признан незаключенным либо недействительным, к отношениям сторон применяются нормы гл. 59 ГК об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 18 постановления Пленума ВХС N 1). В рассмотренном ниже примере из судебной практики требования истца были необоснованными и не подлежащими удовлетворению, поскольку договор аренды между истцом и ответчиком не был признан недействительным в установленном законодательством порядке.

Позиция апеллянта

Экономический суд 03.06.2021 отказал в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности договора аренды от 23.09.2019, а именно о взыскании с ответчика 13500 руб. неосновательного обогащения.

Истец с этим решением не согласился и в апелляционной жалобе поставил вопрос о его отмене и удовлетворении заявленных требований в полном объеме. В обоснование жалобы указал, что суд при рассмотрении дела неправильно применил нормы процессуального права и нарушил нормы материального права. В частности, не применил положения ст. 106 ХПК и полностью проигнорировал установленные и не подлежащие доказыванию обстоятельства по делу.

По мнению апеллянта, суд первой инстанции положил в основу решения ничем не подтвержденные доводы ответчика о наличии между сторонами арендных правоотношений, возникших по договору аренды от 22.09.2019. На взгляд апеллянта, это непонятным образом исключало последствия недействительности иной сделки — договора аренды от 23.09.2019.

Апеллянт также считал, что договор аренды от 22.09.2019 не порождал для сторон никаких взаимных прав и обязанностей, т.к. не исполнялся и по нему никакое имущество не передавалось.

Выводы суда

Исследовав представленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции признал решение экономического суда от 03.06.2021 не подлежащим отмене.

Истец был собственником нежилого изолированного помещения, договор аренды которого заключил с ответчиком 23.09.2019. Срок действия договора составлял 5 лет с даты подписания сторонами акта-приема передачи. Данный акт стороны подписали 01.12.2019.

Экономический суд 14.05.2020 признал договор аренды от 23.09.2019 недействительным. Истец, ссылаясь на нормы ст. 168, 971, 972 ГК, подал иск о взыскании с ответчика 13500 руб. неосновательного обогащения. В обоснование своих требований указал, что арендную плату в общем размере 7351,80 евро за декабрь 2019 г. и январь 2020 г. арендатор (ответчик) не внес. Заявленная сумма была частью арендной платы.

В свою очередь, ответчик отметил, что имущество получил в аренду по иному договору, а именно по договору от 22.09.2019. Его предметом была передача в аренду складского помещения. Дополнительное соглашение к этому договору от 23.09.2019 изменило размер арендной платы. Данный договор истец уже оспаривал в рамках другого дела.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Между сторонами существовали арендные правоотношения по иному договору аренды — от 22.09.2019. Он предусматривал такие же условия исполнения (кроме срока действия), что и договор аренды от 23.09.2019. Арендные платежи, предусмотренные договором от 22.09.2019, а также ст. 585 ГК, подлежали возмещению арендодателю применительно к ст. 290, 585 ГК. Это исключало основания для их взыскания в соответствии с требованиями ст. 971 ГК.

Обстоятельства отказа в удовлетворении требований истца о признании договора аренды от 22.09.2019 недействительным ранее установило вступившее в законную силу решение экономического суда от 16.03.2021. Учитывая изложенное, суд первой инстанции обоснованно установил наличие объективных обстоятельств для применения норм (иных оснований) для предъявления специальных гражданско-правовых требований по защите нарушенного права истца — обязательственно-правового. Требования истца к ответчику применительно к ст. 971 ГК суд не мог удовлетворить, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

Суд первой инстанции верно обратил внимание сторон на нормы п. 18 постановления Пленума ВХС N 1, регламентирующие вопросы применения последствий недействительности или незаключенности договоров аренды. Требования истца были необоснованными и не подлежавшими удовлетворению. Договор аренды от 22.09.2019, заключенный между истцом и ответчиком, не был признан недействительным в установленном законодательством порядке. Применение в рассматриваемом случае норм ст. 971 ГК было бы возможно, если бы сумма, которую просил взыскать истец, представляла собой неосновательное сбережение (обогащение) ответчика в связи с ее расходованием без каких-либо правовых оснований, т.е. вне договорных отношений, определенных ст. 290 ГК.

Вместе с тем у суда не было оснований полагать, что арендодатель (истец) не передал арендатору (ответчику) имущество и, соответственно, арендатор (ответчик) не перечислил арендную плату в размере 7351,80 евро за декабрь 2019 г. и январь 2020 г. не в рамках договора аренды от 22.09.2019. Сам факт неисполнения сторонами договора аренды от 22.09.2019, а также неперечисления ответчиком арендных платежей непосредственно не по договору аренды от 22.09.2019 истец надлежащими доказательствами не подтвердил.

В результате суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований. Суд апелляционной инстанции отклонил как необоснованные доводы апеллянта о применении норм ст. 106 ХПК, поскольку выводы суда первой инстанции были правильными и соответствовали материалам дела. По сути, доводы апеллянта были направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции оснований для такой переоценки не нашел.