Нотариус совершил исполнительную надпись о взыскании задолженности по договору поставки. В сумму задолженности вошел основной долг в белорусских рублях в валютном эквиваленте по курсу на день совершения исполнительной надписи (январь 2018 года). После стороны подписали несколько зачетов встречных однородных требований. При этом в соглашениях о зачете указали на зачет суммы в белорусских рублях, эквивалентной сумме в евро.

При подписании очередного соглашения покупатель отказался указывать сумму зачета с эквивалентом в евро. Свою позицию мотивировал тем, что согласно исполнительной надписи сумма денежного обязательства была фиксированной и дальнейшему пересчету не подлежала. Прав ли покупатель, если в договоре размер денежного обязательства определяется в белорусских рублях по официальному курсу Нацбанка на день платежа?

Действия покупателя правомерны.

Денежные обязательства должны выражаться в белорусских рублях. При этом может предусматриваться, что денежное обязательство подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в валюте или в условных денежных единицах (специальных правах заимствования и т.д.). В таком случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иную дату не устанавливает законодательство или соглашение сторон <*>.

При выдаче исполнительного документа сумма денежного обязательства фиксируется в рублях, оно становится неизменным на будущий период. Основание для этого — ст. 7 ГК. Согласно данной норме гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законодательством, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу основных начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с указанным гражданские права и обязанности возникают в том числе:

— из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством;

— договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но не противоречащих ему;

— судебного решения, установившего гражданские права и обязанности.

Исполнительная надпись нотариуса (впрочем, как и судебное решение, определение о судебном приказе) является новым основанием возникновения обязательства по уплате задолженности по договору. Внесение в него изменений не предусмотрено действующим законодательством, равно как и повторное рассмотрение требований о том же предмете (взыскание ранее взысканного долга) и по тем же основаниям (договор и т.п.).

Таким образом, выдача нотариусом исполнительного документа о взыскании основного долга, рассчитанного в эквиваленте определенной суммы в валюте по курсу на день совершения исполнительной надписи, устанавливает между сторонами обычное денежное обязательство, выраженное в белорусских рублях, в котором совпадают его валюта и валюта платежа. Из данного документа в силу законодательства возникают гражданские права и обязанности. С момента совершения исполнительной надписи устанавливается выраженная в белорусских рублях задолженность покупателя, которая в дальнейшем не корректируется.

Дата совершения исполнительной надписи будет датой, с которой для целей бухучета задолженность покупателя больше не считается выраженной в валютном эквиваленте.

По состоянию на эту дату отражается изменение в учетной оценке дебиторской задолженности покупателя за отгруженный ему товар. Окончательный размер задолженности должен равняться сумме, указанной в определении о вынесении судебного приказа <*>. В дальнейшем пересчет задолженности не производится и курсовые разницы не возникают.

Пример

Экономический суд взыскал с ОАО «Покупатель» в пользу ООО «Продавец» 1000 руб. пеней. В части взыскания 20000 руб. основного долга и 100000 руб. пеней отказал. Данное решение обжаловалось в апелляционном и в кассационном порядке, но осталось в силе.

В жалобах ООО «Продавец» указало, что считает неправомерным и противоречащим законодательству вывод суда, согласно которому исчисленный в рублях размер долга, взысканный определением о судебном приказе, не подлежит корректировке с учетом последующего изменения курса валюты, определяющей цену товара. По мнению ООО «Продавец», в рассматриваемом случае обязанность по оплате товара возникла не из судебного постановления, а из договора.

Как установили судебные инстанции, предметом спора были требования о взыскании с ответчика суммы основного долга. Точнее, разницы между суммой основного долга, взысканного по определению о судебном приказе, исчисленной в виде рублевого эквивалента определенной договором долларовой цены товара по курсу на дату первого обращения в суд, и рублевого эквивалента этой же долларовой цены, рассчитанного на дату предъявления второго иска, а также пеней.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик указал, что заявленное истцом требование о взыскании курсовой разницы не основывалось на нормах законодательства Республики Беларусь.

ООО «Поставщик» и ОАО «Покупатель» заключили договор, в соответствии с которым поставщик по товарно-транспортным накладным передал покупателю товар на сумму, эквивалентную 100000 долл.

Стороны определили, что денежное обязательство по оплате товара покупатель должен исполнить в белорусских рублях на сумму, эквивалентную сумме в долларах. Подлежащая оплате сумма определялась по официальному курсу, установленному Нацбанком на день оплаты. При этом покупатель обязался оплатить товар не позднее 180 календарных дней с момента отгрузки.

Свою обязанность ОАО «Покупатель» в определенный договором срок не исполнил. По заявлению истца суд выдал определение о судебном приказе на взыскание с ОАО «Покупатель» в пользу ООО «Поставщик» задолженности в сумме 200000 белорусских рублей, исчисленной как эквивалент 100000 долл. по официальному курсу Нацбанка на дату обращения в суд.

Гражданские права и обязанности возникают в том числе из судебных решений (ст. 7 ГК). Учитывая, что определением о судебном приказе на основании договора была взыскана сумма задолженности за поставленный товар 200000 руб., исчисленная как эквивалент 100000 долл. по официальному курсу Нацбанка, установленному на дату обращения в суд, где размер платежа зависел от курса иностранной валюты, суд сделал обоснованный вывод, что стороны установили обычное денежное обязательство, равное 200000 руб., в котором валюта платежа и валюта обязательства совпадали. В связи с указанным суд решил, что оснований для дальнейшей корректировки этого обязательства после изменения курса валюты не было.

На основании вышеизложенного суды апелляционной и кассационной инстанции отклонили жалобы на постановление суда первой инстанции.

В завершение напомним, что суды определяют базис для расчета санкций по договорам с использованием валютного эквивалента по курсу валюты на последнюю дату правомерного исполнения обязательства (в приведенном примере — 180-й календарный день с момента отгрузки товара).

Читайте этот материал в ilex >>
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex