В Минске 14 февраля 2019 г. прошел круглый стол, посвященный вопросам либерализации административной
и уголовной ответственности бизнеса. Организатором встречи выступило Минэкономики при поддержке
ООО «ЮрСпектр». В мероприятии приняли участие представители академического сообщества, силовых структур
и правоохранительных органов, а также бизнес-союзы, депутаты Палаты представителей, адвокаты.

В качестве обобщения прозвучавших мнений мы попросили участников – признанных специалистов в области уголовного и административного законодательства, а также правоприменительной практики ответить на два вопроса:

1. Какое изменение норм КоАП, УК, УПК 2018 — 2019 гг. самое значимое в вопросе либерализации бизнеса?

2. Какие меры остались нереализованными на уровне законодательства или в правоприменительной практике?

 

Алексей Лукашов

доцент кафедры уголовного права юридического факультета БГУ, кандидат юридических наук, доцент

К наиболее значимым изменениям, по моему мнению, относятся: отмена конфискации имущества как вида наказания, частичная декриминализация предпринимательской деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства, получения кредитов, уклонения от уплаты налогов, сборов.

В рамках дальнейшего совершенствования законодательства, полагаю, необходимо согласовать между собой нормы ГК, УК, УПК, КоАП, регулирующие специальную конфискацию, равно как привести указанные нормы в соответствие с Конституцией. Также считаю необходимым исключить из КоАП конфискацию как вид административного взыскания, с позиций принципа справедливости административной ответственности пересмотреть систему штрафных санкций.

Вадим Хилюта

доцент кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики юридического факультета
Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, кандидат юридических наук, доцент

На мой взгляд, наиболее значимыми изменениями являются поправки в УК – это декриминализация лжепредпринимательства и частичная декриминализация незаконной предпринимательской деятельности. По сути дела, это первый шаг к полномасштабной декриминализации. Надеюсь, за этим последует и второй.

Что касается нереализованных мер, то их очень много. Во-первых, нужно определиться со стратегией либерализации и обозначить рамки либерализации уголовного законодательства в сфере экономики.
Во-вторых, наряду с полномасштабной декриминализацией «мертвых» норм и норм, являющихся по большому счету административными деликтами, необходимо провести системную модификацию тех статей УК, которые применяются на практике. А в-третьих, полагаю, что стоит заняться поэтапной систематизацией служебных преступлений и избавиться от рудиментов советской эпохи.

Владимир Лосев

заместитель директора НПЦ Генпрокуратуры, кандидат юридических наук, доцент

Пока это только первые шаги. Какие из них значимые, а какие ошибочные – покажет практика. Основное направление внесения изменений в уголовное законодательство сегодня – декриминализация (полная или частичная) деяний, признаваемых преступлениями, с переводом их в разряд административных правонарушений, в том числе путем пересмотра в сторону увеличения квалификационного (обязательного) и квалифицирующего (влекущего более строгую ответственность) размеров ущерба в статьях гл. 25 УК. Вместе с тем изменения
2018 – 2019 гг. последовательными, системными и полностью согласованными с другими нормами УК и КоАП назвать нельзя.

Перспективное направление модернизации уголовного законодательства наряду с уже обсуждаемыми и реализуемыми мерами – дифференциация уголовной ответственности должностных лиц – госслужащих
(в широком понимании) и лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных негосударственных организациях (в частной сфере). Такой подход реализован, например, в модельном УК государств – участников СНГ,
в уголовном законодательстве России, Украины, Казахстана.

Александр Сосновский

начальник сектора Оперативно-аналитического центра при Президенте, кандидат юридических наук, доцент

Самым актуальным изменением законодательства является отмена общей конфискации имущества. При этом следует отметить наметившуюся тенденцию к декриминализации отдельных преступлений в сфере экономической деятельности, а также ограничение применения наказания в виде лишения свободы.

Наиболее значимым направлением дальнейшего совершенствования законодательства представляется усиление уголовно-правовой защиты предпринимателей и руководителей. Так, требуется пересмотр нормы о деловом (экономическом) риске для придания ей рабочего характера, а также, возможно, разработка иного обстоятельства, исключающего преступность деяния, например, такого как исполнение законодательства или служебных обязанностей. Кроме того, назрела необходимость оптимизации уголовного процесса в части снижения издержек, повышения мобильности и оперативности разрешения дел. В этом русле перспективным является исключение стадии возбуждения уголовного дела, расширение применения примирительных процедур (в частности, медиации), внедрение так называемого института «о признании вины» и т.д.

Александр Чирва

адвокат специализированной юридической консультации N 2 Минской городской коллегии адвокатов 

По моему мнению, самое значимое изменение – это исключение из состава преступления, предусмотренного ст. 233 УК, основного массива квалифицирующих признаков его совершения; декриминализация ст. 234 УК, которая способствовала необоснованной дополнительной оценке с точки зрения лжепредпринимательства действий представителей субъектов хозяйствования (и самих субъектов хозяйствования), допустивших пособничество в уклонении от уплаты налогов.

Вместе с тем не в полной мере реализованы возможности применения нереабилитирующих оснований освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных ст. 88, 88-1 УК. Имеют место случаи расширительного толкования представителями правоохранительных органов норм Указа № 488 как основания квалификации действий лица по ст. 243 УК. Также на практике в случаях, когда для определения размера ущерба по данной статье невозможно составить акт проверки, используются так называемые справки-расчеты, применение которых не согласуется с законодательством.

Евгений Малиновский

адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро Евгения Малиновского

На первое место по значимости в сфере корректировок уголовной ответственности, на мой взгляд, следует поставить отмену общей конфискации как вида уголовного наказания. К другим значимым изменениям можно отнести декриминализацию ряда экономических преступлений <*>. Также важным является закрепление в уголовном законе требования о невозможности назначения наказания в виде лишения свободы лицу, которое впервые осуждается и совершило не представляющее большой общественной опасности или менее тяжкое преступление против порядка осуществления экономической деятельности.

Что касается нереализованных мер, то полагаю, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 243 УК, можно было бы отнести к категории менее тяжких, что исключало бы применение меры наказания в виде лишения свободы к лицу, впервые совершившему такое преступление. Порог крупного и особо крупного ущерба применительно к преступлениям против порядка экономической деятельности следовало закрепить в размере 3 000 и 5 000 базовых величин соответственно. Хотелось бы, чтобы вопросы избрания меры пресечения (заключения под стражу, залог) по примеру РФ применялись исключительно судом.