Как известно, такого понятия, как форс-мажор, в белорусском законодательстве нет. Есть обстоятельства непреодолимой силы. Под ними понимают чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 3 ст. 372 ГК). Никаких конкретных событий законодатель не называет. То есть оценивается влияние обстоятельства непреодолимой силы на договорное обязательство в каждом конкретном случае индивидуально.

Коронавирус больно ударил по самым разным сферам бизнеса в разных странах мира. Пандемия вмешалась в выполнение обязательств компаний перед контрагентами. Можно ли ее использовать как основание для устранения ответственности за просрочку?

Мы попросили высказать свои позиции по этому вопросу лидеров мнений — экспертов в области права, а именно:⁠

Лидеры мнений о форс-мажоре Елену Васильевну Бабкину,
советника Адвокатского бюро “Сорайнен”, заведующего кафедрой международного частного и европейского права БГУ, кандидата юридических наук, доцента
Лидеры мнений о форс-мажоре Елену Павловну Машонскую,
партнера АБ “Арцингер”.

 

Опыт работы в области права — 27 лет, в т.ч. работа в государственных органах (Министерство юстиции, Экономический суд СНГ, нотариат).
Много лет возглавляла юридическую службу в ведущих белорусских компаниях, занимающихся строительством и производственной деятельностью

Вопрос 1: Является ли пандемия коронавируса форс-мажором?

По данному вопросу эксперты сходятся во мнении, что однозначного ответа нет и все зависит от конкретных обстоятельств и от условий договора.

Е.Бабкина отмечает, что ответ на данный вопрос дается правоприменителем в зависимости:

1) от содержания договора;

2) применимого к договорным отношениям права (сфера применения которого распространяется на меры ответственности за невыполнение условий договора. Так, если п. 3 ст. 372 ГК не содержит ограничений мер ответственности, то Венская конвенция 1980 г. о договорах международной купли-продажи устанавливает освобождение только от возмещения убытков. Если же подлежит применению российское право, то, например, Закон о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд от 05.04.2013 N 44-ФЗ устанавливает освобождение только от уплаты неустойки);

3) фактических обстоятельств конкретного дела;

4) тактики поведения стороны, претендующей на освобождение от ответственности;

5) тактики юридической защиты контрагента стороны, претендующей на освобождение от ответственности.

Е.Машонская обратила внимание, что для освобождения от договорной ответственности в связи с обстоятельствами непреодолимой силы важно, чтобы:

— обстоятельство носило исключительный характер;

— стороны не могли предвидеть его в момент заключения договора;

— наступление обстоятельства не должно зависеть от воли сторон по договору;

— обстоятельство должно быть неотвратимо.

Разделяя такую же позицию, Е.Бабкина отмечает следующее. Форс-мажор (в отечественной правовой терминологии “обстоятельства непреодолимой силы”) квалифицируется как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства <*>.

Чрезвычайность подразумевает неожиданность, непредвидимость, исключительный и существенный характер обстоятельств, наступление которых в конкретных условиях является необычным.

Непредотвратимость — невозможность избежать наступления последствий, вызванных чрезвычайными обстоятельствами, при разумной степени заботливости и осмотрительности и имеющихся технических и иных средствах. Непредотвратимость должна носить объективный характер. Причем к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся те, которые подпадают под понятие “предпринимательский риск”.

Также эксперт подчеркнула, заключение договора после объявления ВОЗ эпидемии в стране или пандемии в мире исключает освобождение от ответственности в связи с COVID-19 по причине отсутствия такого важного квалифицирующего элемента, как непредвидимость.

Следует понимать, что получение заключения БелТПП о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы представляет собой способ предварительного разрешения спора и будет оцениваться судом (арбитражем) наряду с другими доказательствами.

Вопрос 2: Между резидентами заключен договор. Исполнитель не выполнил своих обязательств по договору, т.к. его контрагент-нерезидент не поставил нужное оборудование из-за пандемии. Является ли данное обстоятельство форс-мажором для резидента?

Вопрос 3. Контрагент-нерезидент не исполняет обязательств по договору. Ссылается на пандемию. При каких условиях контрагент-нерезидент освобождается от ответственности?

Ответы на эти вопросы лидеров мнений читайте в ilex