Материально-техническое обеспечение, несомненно, знакомо всем. Ассоциативное представление подсказывает, что это обеспечение, снабжение необходимыми материалами и техникой для какой-либо конкретной деятельности человека или организации.

Особенно оно востребовано тем, кто интересуется вопросами спонсорской, иностранной безвозмездной помощи, инновационных и инвестиционных проектов, организации деятельности отдельных юрлиц и ИП.

Словосочетания «материально-техническое обеспечение», «материально-техническая база» и схожие с ними встречаются в нескольких международных договорах, в различных кодексах и иных законах Республики Беларусь, в разных декретах, указах и директивах Главы государства, в иных актах законодательства, регулирующих общественные отношения разнообразных сфер, в научных публикациях.

Но, как ни парадоксально, правовое регулирование этих вопросов, в том числе понятийного аппарата этого экономико-правового института, условий его реализации, порядка улучшения и др., находится далеко не в лучшем состоянии. Впрочем, для посвященных специалистов это не удивительно, потому что многие вопросы хозяйственной деятельности, хозяйственного права остаются не до конца урегулированными.

Настоящая статья посвящена рассмотрению содержания этого понятия, системному правовому регулированию материально-технической базы, его состоянию, критическим замечаниям и перспективам этого института, сравнительному анализу, а также научным исследованиям по теме, отдельным предложениям.

В создании, эффективном состоянии и совершенствовании материально-технического обеспечения и материально-технической базы заинтересованы практически все, кто занимается хозяйственной и экономической деятельностью, бизнесом, инвестициями и инновациями.

Для материально-технического обеспечения в настоящий момент можно признать характерной особенностью отсутствие единой правовой дефиниции, или, наоборот, множественность его определений в зависимости от сферы общественных отношений. Для строительной отрасли это будет одно понимание данного обеспечения, для образовательной сферы — иное, для спортивной деятельности — третье, для обороны, науки — четвертое и т.д.

Выберем в качестве приоритетных экономические, производственные, предпринимательские области для того, чтобы достичь желаемой цели.

В одном из редких словарей можно встретить определение понятия «материально-техническое обеспечение предприятия». Под ним понимается рационально организуемое обеспечение производства орудиями и предметами труда. По мнению составителей указанного словаря, оно включает организационно-экономические мероприятия по выявлению потребностей в материально-технических ресурсах, их поиску, приобретению, своевременному завозу, хранению и экономному использованию, регулированию материальных запасов, подготовке материалов к производственному потреблению, доставке их в цехи, на участки и рабочие места.

Схожая формулировка содержится и в некоторых учебных пособиях.

Однако приведенные определения представляются значительно более объемными в сравнении с понятием «материально-техническая база» и весьма отдаленно приближают нас к раскрытию его сущности и правовому закреплению. Более того, материально-техническая база, скорее, является основной, но все-таки частью материально-технического обеспечения.

Еще одно субъективное впечатление предстоит преодолеть нам при настоящем исследовании, якобы это все экономические категории и правовым механизмам здесь не место.

К сожалению, чисто экономический подход к определению материально-технического обеспечения и соответственно материально-технической базы привели к тому, что эти понятия раскрываются даже на уровне некоторых стандартов, но только применительно к конкретным отраслям общественных отношений. Общей же дефиниции этих понятий, единых принципов их формирования пока не существует. И этот недостаток характерен не только для нашей страны.

Например, в отдельных публикациях можно встретить представление о материально-технической базе науки: «…Материально-техническая база — это совокупность средств научно-исследовательского труда, включая научные организации, научное оборудование и установки, экспериментальные заводы, цехи и лаборатории, вычислительные центры и т.д.».

По нашему глубокому убеждению, подкрепленному объективными процессами эффективного правового регулирования многих экономических преобразований, без правового регулирования в материально-технической базе не обойтись, как и во всей хозяйственной деятельности. Для примера можно взять правовое регулирование экономической несостоятельности и банкротства, инвестирования, банковской, налоговой, финансовой деятельности и т.д. Поэтому, наоборот, отсутствие необходимых правовых рычагов не позволяют результативно развиваться материально-технической базе в экономической сфере должным образом.

Но в ряде случаев действующее законодательство подчеркивает очень конкретные правовые особенности статуса упоминаемых понятий, их реализации, развития, последствия и т.п.

Так, в абз. 2 п. 2 Указа N 300, например, прямо указана одна из первых целей такой помощи: установить, что безвозмездная (спонсорская) помощь предоставляется организациям и индивидуальным предпринимателям в целях создания и укрепления материально-технической базы.

А как установить, была ли создана или укреплена такая база по результатам оказания этой помощи, если нет даже определения данного понятия?

В ежегодно принимаемых законах о республиканском бюджете также выделяются правовые нормы о целевых расходах госбюджета на целевые виды деятельности.

Так, в абз. 7 ст. 4 Закона о республиканском бюджете на 2023 год предусмотрен конкретный размер расходов республиканского бюджета на научную, научно-техническую и инновационную деятельность в части реализации инновационных проектов, организации деятельности и развития материально-технической базы субъектов инновационной инфраструктуры по функциональной классификации расходов бюджета.

Но реальная жизнь с ее конкретными условиями вынуждают искать правовой смысл исследуемых понятий и категорий.

Одним из первых международных договоров, где сделана попытка раскрыть правовое содержание материально-технической базы в сфере образования, стало постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ N 51-20: материально-техническая база образовательной организации (учреждения) — совокупность средств производства (здания, сооружения, оборудование, инвентарь), находящихся в распоряжении образовательной организации (учреждения) и используемых в процессе ее деятельности.

Но ранее на несколько месяцев подобное определение появилось в белорусском Кодексе об образовании (п. 2 ст. 139 Кодекса об образовании в ред. от 23.07.2019).

На законодательном (кодифицированном) уровне в настоящее время понятие «материально-техническая база» уже закреплено в п. 2 ст. 131 Кодекса об образовании: материально-техническую базу учреждений образования составляют земельные участки, капитальные строения (здания, сооружения), оборудование, транспортные средства и иное имущество. Отметим, что данная дефиниция относится только к сфере образования, к учреждениям образования.

Нетрудно заметить разницу в приведенных выше определениях материально-технической базы учреждений образования, но не так легко установить объем материальных ресурсов, составляющих материально-техническую базу.

В постановлении Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ N 51-20 материально-техническую базу учреждений образования, если понимать буквально, составляет совокупность средств производства, но почему-то не в широком смысле этого понятия, а более узком: только здания, сооружения, оборудование, инвентарь.

В Кодексе об образовании дана более полная дефиниция материально-технической базы учреждения образования: земельные участки, капитальные строения (здания, сооружения), оборудование, транспортные средства и иное имущество (п. 2 ст. 131).

Даже приведенное отличие в определениях материально-технической базы учреждений образования свидетельствует о необходимости более полного и единого их определения и правового закрепления, и не только для сферы образования, но, по возможности, для всех и любых областей человеческой деятельности.

Из приведенных выше примеров усматривается, что материально-техническая база всегда или как правило включает средства производства.

Обратившись к экономическим словарям и учебникам по экономической теории, можно установить, что средства производства — это совокупность средств и предметов труда, используемых человеком в процессе производства материальных благ.

Отметим, что это общее определение, и оно охватывает разные сферы деятельности человека. Его можно распространить и на нематериальные области, если опустить слова о материальных благах, ведь создавать (производить) можно и нематериальные блага, что в настоящее время актуально. «…В экономической литературе цифровую экономику предлагается определять как деятельность людей по производству, распределению и потреблению материальных и нематериальных благ, при которой человек воздействует на автоматизированный блок управления средствами труда».

«В самом широком понимании экономическая деятельность — это процесс воспроизводства материальных ресурсов и нематериальных (духовных) благ, включающий в себя их производство, распределение, обмен, потребление». И мы являемся свидетелями этих процессов, В каждом обществе и государстве имеются предприятия, организации и целые отрасли, создающие нематериальные блага (производство энергии, кино, театр, литература, искусство в целом) либо оказывающие полностью или частично нематериальные услуги (здравоохранение, образование, IT-услуги и др.).

По нашему мнению, именно правовые средства, категории и институты могут помочь понять, объяснить и урегулировать трансформацию и преобразование нематериальных благ в материальные блага и наоборот. Это наглядно можно продемонстрировать на примере правового регулирования прикладных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), электронной валюты, цифровизации, нанотехнологий и т.п. Их цель — быстрое и эффективное воплощение научных идей в конкретные материальные, технические и технологические новшества.

Правовые нормы могут и должны закрепить, что к средствам труда относятся не только привычные материальные объекты, создающие условия для производства благ (земля, здания, сооружения, трубопроводы и т.п.), но их активную часть (инструменты, оборудование, приборы, средства коммуникации, цифровые технологии и др.), а также пассивные (предназначенные для хранения предметов труда и готовой продукции).

Действующее законодательство отчасти схожие методы, понятия и формулировки уже использует. Но, к сожалению, отсутствует комплексный, системный, межотраслевой подход к правовому регулированию средств производства и предметов труда. Имеются только фрагментарные правовые нормы по исследуемой тематике.

Так, земля рассматривается в Земельном кодексе и как средство производства, но только в сельском и лесном хозяйстве: земля (земли) — земная поверхность, включая почвы, рассматриваемая как компонент природной среды, средство производства в сельском и лесном хозяйстве, пространственная материальная основа хозяйственной и иной деятельности (подп. 1.27 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса).

В Указе N 160 говорится об основных средствах. Установлено, что арендная плата не исчисляется и не уплачивается юрлицами за земельные участки, занятые объектами основных средств, участвующими в производстве либо приеме (получении), преобразовании, аккумулировании и (или) передаче электрической энергии, производимой возобновляемыми источниками энергии (подп. 5.8 п. 5 Положения N 160).

А ведь основные средства — это средства труда, участвующие в производственном процессе.

В действующем законодательстве можно также обнаружить попытку правового регулирования промышленного производства лекарственных средств: промышленное производство лекарственных средств — деятельность производителя лекарственных средств, включающая приобретение исходного сырья, материалов и продукции, выполнение одной или нескольких стадий технологического процесса, в том числе процесса упаковки, контроль качества, выдачу разрешения на выпуск, хранение, реализацию лекарственных средств (абз. 27 ч. 1 ст. 1 Закона N 161-З). Но в данном определении есть только не очень прозрачные намеки на материально-техническую базу производителя.

В словаре «Право и экономика» содержится следующее определение материально-технической базы производства: совокупность материальных, вещественных элементов, средств производства, которые используются и могут быть использованы в экономических процессах.

Как мы убедились выше, к современным средствам производства относятся не только материальные и вещественные элементы, но и нематериальные.

Кстати, более глубокий анализ показывает, что имеются попытки представить материально-техническую базу более широко, например, в строительстве: «…Материально-техническая база строительства — это система предприятий по производству строительных материалов, предприятия по эксплуатации и ремонту строительных машин и механизмов, транспортных средств, энергетическое и складское хозяйство строительных организаций, научно-исследовательские, проектные, учебные и другие учреждения и хозяйства, обслуживающие строителей».

И это объективно правильно и обоснованно. База, служащая основой современного производства, не может быть чисто материальной или материально-технической без научного, образовательного, интеллектуального, информационного, цифрового обеспечения и наполнения. Все эти и иные элементы составляют единый комплекс общественных отношений, образующих материально-интеллектуальную базу организации. Кстати, словосочетание «материально-техническая» отчасти является самодублированием, ведь техническая часть такой базы тоже относится к материальным средствам.

К слову, именно такой комплексный подход просматривается и в законах об утверждении отчетов об исполнении республиканского бюджета, когда в них говорится о расходах республиканского бюджета на научную, научно-техническую и инновационную деятельность в части реализации инновационных проектов, организации деятельности и развития материально-технической базы субъектов инновационной инфраструктуры.

Понятно, что изложенная в настоящей статье точка зрения является наиболее широкой. Поэтому законодатель или уполномоченный им госорган, а также стороны в своем договоре вправе указать конкретный объем, состав, стоимость и структуру материально-интеллектуальной базы, на которые выделяется финансирование или иные средства.

Проведенный анализ также показывает необходимость дальнейшего научного правового исследования и правового регулирования материально-интеллектуальной базы юрлиц, ее структуры, в том числе инвесторов, спонсоров и других категорий.

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex