Казалось, что западные санкции убавили необходимость бизнеса следовать ESG-принципам. Но, как рассказали на конференции «На пути к устойчивому будущему: ESG вызов» в Минске, такой подход является иллюзией. Поэтому в Беларуси планируется ужесточать подходы к субъектам хозяйствования с точки зрения внедрения ESG-стандартов.

О чем речь?

Аббревиатура ESG образована от трех английских слов: environment, social и governance. Она подразумевает ответственное отношение к окружающей среде, высокие социальные обязательства и лучшие практики корпоративного управления.

Результаты ESG-cтратегии, которую реализует компания, раскрываются в годовых нефинансовых отчетах. Такую отчетность принимают во внимание банки, инвесторы, контрагенты, потребители.

Явление стало популярным несколько лет назад. В Беларуси принципы ESG менее распространены, чем за рубежом, но бизнес их уже постепенно внедряет. Это следует из исследования ПРООН в Беларуси, в котором участвовали 102 белорусские компании.

Наиболее актуальными экологическими ESG-стандартами для белорусских предприятий стали энергосбережение и ресурсоэффективность (54,5%), внедрение принципов устойчивого потребления и производства (44,6%). Такие темы как изменение климата, биоразнообразие, циркулярная экономика, назвали менее чем 20% респондентов.  Недостаточное внимание к новым вызовам со стороны белорусских организаций объясняется невысоким уровнем чувствительности к экологическим рискам.

В социальной сфере самыми важными вопросами представители бизнеса назвали благотворительность (57,4%), охрану труда и промышленная безопасность (43,6%), корпоративную социальную ответственность (36,6%), корпоративное волонтерство (34,7%) и права человека (включая права трудящихся) (30,7%). Такие темы, как разнообразие, равенство и инклюзивность, гендерное равенство, актуальны менее чем для 20% респондентов. При этом они имеют широкий отклик среди иностранных организаций.

Ключевыми управленческими ESG-стандартами для белорусских предприятий являются антикоррупционная деятельность (82,4%), корпоративное управление (51,5%), осуществление закупок (50%), взаимодействие с партнерами (47,1%), деловая этика (27,7%).

Белорусские фирмы демонстрируют низкую степень раскрытия нефинансовой информации (около 23%) по сравнению с иностранными (в том числе российскими) компаниями. Стоит отметить, что обязательные требования по раскрытию нефинансовой информации среди рассмотренных регионов есть только в ЕС. В России, в свою очередь, существуют рекомендации по раскрытию нефинансовой информации.

Международные корпорации связывают преимущества и выгоды от применения ESG-стандартов с интересами широкого круга как внешних (инвесторы, регуляторы, клиенты и потребители, НКО), так и внутренних стейкхолдеров (сотрудники, акционеры). Белорусский бизнес в первую очередь ориентируется на иностранных инвесторов и партнеров. Дело в том, что компании, которые соблюдают принципы ESG, рассчитывают на привлечение так называемого «зеленого» финансирования. Эти ресурсы обходятся, как правило, дешевле, чем обычные кредиты.  Однако эксперты говорят, что дело не только в деньгах.

Говорят, что санкции сбили интерес к ESG

Гендиректор российского Национального ESG Альянса Андрей Шаронов отметил, что в России и Беларуси на социально-экологический компонент ESG нельзя уже не обращать внимания, «на климатический компонент и корпоративную повестку в некоторой степени пока можно».

— Но, если вы выходите на другие рынки, европейский или китайский, — с этим уже существенно тяжелее. Есть рынки, на которые вы просто не попадете, если у вас не будет доказательств через нефинансовую отчетность, что ваши показатели соответствуют представлениям того рынка о нормальности, — сказал он.

Вместе с тем эксперты признают, что после введения санкций против России и Беларуси интерес бизнеса к ESG упал — необходимость формировать позитивный имидж для западных инвесторов отпала.

— Компании иногда спрашивают, зачем им навязывают ESG-повестку, которая стоит денег и не дает мгновенные результаты. Особенно в ситуации, когда Россия и Беларусь изолированы от части рынков, где эта повестка особенно важна, — подтверждает Шаронов. В качестве примера он привел Евросоюз, который лидирует в части внедрения ESG-практик.

Глава российского альянса назвал иллюзией подход, что «раз мы не торгуем с Европой, значит, свободны от нефинансовых рисков».

— Если вы поставляете свою продукцию в Китай, и она дальше идет в составе конечного продукта в Европу, то китайцы обязаны все о вас рассказать европейцам. Если вы не соответствуете ESG-требованиям, то европейцы выставят счет китайцам, а китайцы перевыставят его вам, — пояснил Андрей Шаронов.

По словам заместителя министра экономики Беларуси Андрея Картуна, ESG создает потенциально новые нетарифные ограничения для белорусских производителей на зарубежных рынках. Беларуси важно не потерять традиционные рынки сбыта, инструменты финансирования и инвестиций, а также иметь возможность выходить на новые рынки, которыми в перспективе могут быть предъявлены такие же требования к раскрытию ESG-информации.

— Тот же Китай начинает активно заниматься этим вопросом, поэтому к белорусским производителям эти требования будут возрастать. Демонстрация соответствующих ESG-факторов станет конкурентным преимуществом для наших компаний. Это же касается и внутреннего рынка. Если бизнес демонстрирует заботу об окружающей среде, работниках, обществе и работает легитимно, то такой бизнес всегда найдет поддержку общества и государства, — сказал замминистра.

Что сдерживает развитие

Из доклада ПРООН следует, что основные трудности продвижения ESG-повестки в Беларуси связаны с недостаточной осведомленностью, отсутствием материальных и финансовых ресурсов и дефицитом компетентных специалистов. К причинам сравнительно низкого использования новых вызовов в деятельности компаний относится сложная экономическая ситуация и разрыв цепочек поставок.

Директор консалтинговой компании ASER Олег Ильин считает, что в Беларуси не хватает закрепленных на законодательном уровне стимулов и преференций для внедрения ESG-повестки. Хотя, по его словам, уже сделаны небольшие шаги навстречу выпуску «зеленых» облигаций.

В следующем году под эгидой Минэкономики планируется подготовить рекомендации по интеграции ESG-принципов в деятельность субъектов хозяйствования. От Министерства финансов и Национального банка ожидается продвижение вопросов раскрытия нефинансовой отчетности как в финансовом, так и в нефинансовом секторе.

— Наши требования к реальному сектору в этой части будут возрастать. Таким образом, бизнесу в любом случае придется заниматься этими вопросами более серьезно, — заверил Андрей Картун.

В то же время в госорганах считают, что инициативы должны исходить со стороны делового сообщества. Одно из решений — создание белорусской ESG-ассоциации. Такая практика использовалась в Беларуси, когда появлялись новые сегменты финансового рынка.

— Участники этой ассоциации могут раскрывать на своих сайтах нефинансовую отчетность. Таким образом они покажут пример, популяризируют тему. Другие посчитают нормальностью такую практику. И тогда поспеет регулирование, подходы, которые выработают бизнес и общество, — считает начальник главного управления регулирования некредитных финансовых организаций Нацбанка Беларуси Дмитрий Набздоров.

Однако методологии, по которым компании получают ESG-рейтинги, а также ESG-отчеты компаний, нередко критикуются за рубежом — в частности, за то, что из-за обилия разных методов и отсутствия стандартизации в оценке соблюдения ESG-принципов инвесторам и другим заинтересованным сторонам сложно сделать вывод о реальном положении дел. Так, отдельные российские компании, которые говорят о следовании принципам устойчивого развития, в своих отчетах часто имитируют реализацию бизнесом экологической или социальной миссии, пришли к выводу эксперты российской Высшей школы экономики. Это выражается в манипулировании показателями; постановке общих целей, достижение которых невозможно отследить; несоответствии данных в отчетах и информации в открытых источниках и так далее.

Андрей Картун согласен, что в мире пока нет единых стандартов в области ESG. Но, он полагает, что уже существуют принципы международной торговли, инструменты оценки экологической и социальной составляющей, которым можно следовать.