Адамович Екатерина Викторовна,
главный советник Национального центра законодательства
и правовых исследований Республики Беларусь

Законом N 312-З внесены существенные изменения в ГК Беларуси, в том числе введен новый правовой институт институт преддоговорной ответственности. Преддоговорная ответственность урегулирована путем дополнения ГК Беларуси ст. 404-1 «Переговоры о заключении договора», которая начнет действовать с 19.11.2024.

1. Общие положения

До принятия Закона N 312-З в законодательстве Республики Беларусь отсутствовало прямое закрепление общего положения о добросовестном ведении переговоров о заключении договора и, соответственно, о преддоговорной ответственности. Применяются нормы ст. 2, 399 и 415 ГК Беларуси в действующей редакции.

Примечание
В абз. 8 ч. 2 ст. 2 ГК Беларуси в действующей редакции закреплен общегражданский принцип добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, которая презюмируется. Из данного принципа вытекает необходимость добросовестного поведения контрагентов, в том числе на стадии заключения договора.
Заключению основного договора может предшествовать предварительный договор, который порождает обязательства сторон на преддоговорной стадии (ст. 399 ГК Беларуси в действующей редакции). В случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, установленные для заключения договоров в обязательном порядке (п. 4 ст. 415 ГК Беларуси в действующей редакции), а именно: другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор; сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Вместе с тем в ситуации, когда предварительный договор отсутствовал, использование только принципа добросовестности не создавало достаточных правовых оснований для привлечения к ответственности стороны, которая в ходе проведения переговоров вела себя недобросовестно, что повлекло причинение убытков добросовестному участнику переговорного процесса.

Цивилистическая доктрина долгое время исходила из алеаторной теории преддоговорного процесса, суть которой раскрыл Е. Фарнсворт. Алеаторная теория отрицает возможность введения ответственности за недобросовестные действия сторон на стадии переговоров в силу противоречия этого института природе переговоров и принципу свободы договора. До момента заключения контракта каждая сторона может свободно выйти из переговорного процесса и должна самостоятельно нести все риски, связанные с ним.

Вместе с тем следует отметить, что основополагающий принцип свободы договора имеет двойственное содержание. Он включает в себя не только негативную свободу, отраженную в алеаторной теории, но и позитивную свободу, которая состоит в свободе сторон заключить обязательный для них договор. Желание достигнуть положительной свободы договора стимулирует каждую правовую систему к созданию правил, налагающих ответственность на тех, кто нарушает минимальные условия, гарантирующие эту свободу.

Одновременно следует понимать, что добросовестное поведение контрагентов на стадии ведения переговоров не должно однозначно приводить к заключению договора, хотя и значительно увеличивает вероятность достижения положительного результата в данном процессе. Ответственность наступает не за факт незаключения договора, а за недобросовестное поведение на преддоговорной стадии отношений, т.е. это справедливое воздаяние за антисоциальное поведение.

2. Преддоговорная ответственность в международном праве

В международном праве вопросы, связанные с ведением переговоров и преддоговорной ответственностью, регулируются Принципами международных коммерческих договоров УНИДРУА (далее — Принципы УНИДРУА), а также в Модельных правилах европейского частного права (далее — DCFR), подготовленных исследовательскими группами в рамках общего процесса прогрессивного развития частного права в государствах — членах Европейского Союза. DCFR не имеет нормативного характера, однако, по мнению разработчиков, его положения могут служить «источником вдохновения» для законодателя, поскольку документ аккумулировал в себе наиболее современные и прогрессивные подходы в сфере частноправового регулирования.

Обращает на себя внимание тот факт, что и Принципы УНИДРУА, и DCFR разделяют в отдельных статьях недобросовестное ведение переговоров и нарушение требований конфиденциальности, поскольку хотя конфиденциальная информация и становится доступной стороне в ходе переговоров, однако недобросовестная сторона ее использует в личных целях, не связанных с нарушением переговорного процесса. Таким образом, рассмотренное нарушение носит самостоятельный характер.

В правовом регулировании преддоговорной ответственности в иностранных государствах можно выделить три основных подхода.

1. Преддоговорная ответственность имеет деликтную (квазиделиктную) природу.

На указанной концепции базируется практика применения рассматриваемого института во Франции, где отсутствуют специальные нормы, устанавливающие ответственность за недобросовестное поведение на переговорной стадии, однако это не создает препятствий для возложения преддоговорной ответственности, поскольку суды имеют возможность использовать правило о генеральном деликте (ст. 1382 — 1383 ГК Франции). Согласно ст. 1382 названного кодекса «какое бы то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб причинен, к его возмещению». Указанная норма обладает достаточной степенью абстрактности для ее применения во всех случаях причинения имущественных потерь потерпевшему, в том числе в случае причинения ущерба в результате недобросовестного ведения переговоров.

Данный подход также используется в гражданском законодательстве Бельгии, Испании и ряда других стран.

2. Преддоговорная ответственность имеет договорную (квазидоговорную) природу. Например, обязанность добросовестно вести переговоры закреплена в качестве составного элемента процедуры заключения договора в ст. 1337 ГК Италии, а ответственность за нарушение этой обязанности является разновидностью договорной ответственности.

3. Преддоговорная ответственность является ответственностью sui generis, она способна приобретать черты как договорной, так и деликтной ответственности.

Данная идея была разработана Рудольфом Йерингом в концепции culpa in contrahendo. Ее суть заключается в существовании специального преддоговорного обязательства, в соответствии с которым каждая сторона обязана учитывать права и интересы другой стороны еще до заключения договора, т.е. действовать добросовестно. К данной концепции тяготеют правовые системы Германии, Австрии, Греции, Нидерландов, Португалии, Швейцарии, Эстонии и др.

Анализ положений Принципов УНИДРУА и DCFR показывает, что постепенно начинает доминировать концепция о самостоятельной природе преддоговорной ответственности.

Российская Федерация также исходит из этого подхода (ст. 434-1 ГК России). В п. 2 ст. 434-1 ГК России закреплено возникновение самостоятельного преддоговорного обязательства, в основе которого лежит принцип добросовестности, а в п. 3 этой статьи установлена преддоговорная ответственность за его нарушение в форме возмещения убытков. При этом правила ст. 434-1 ГК России не исключают применения к отношениям, возникшим при установлении договорных обязательств, правил гл. 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» ГК России (п. 8 ст. 434-1 ГК России).

3. Преддоговорная ответственность в праве Республики Беларусь

При подготовке законопроекта, вносящего изменения в ГК Беларуси, в части введения норм о преддоговорной ответственности белорусский законодатель исходил из концепции о самостоятельной природе преддоговорной ответственности.

Введенная Законом N 312-З в ГК Беларуси ст. 404-1 «Переговоры о заключении договора» предусматривает ответственность сторон за недобросовестное поведение на преддоговорной стадии отношений (даже при отсутствии какого-либо соглашения между сторонами).

При вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжения при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. При этом недобросовестными действиями при проведении переговоров считаются в том числе:

предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;

внезапное и необоснованное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать (п. 2 ст. 404-1 ГК Беларуси).

Пункт 3 ст. 404-1 ГК Беларуси предусматривает ответственность стороны, которая недобросовестно ведет или прерывает переговоры о заключении договора, возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Вместе с тем допускается возможность для сторон заключить соглашение о порядке ведения переговоров. Такое соглашение может конкретизировать требования к добросовестному ведению переговоров, устанавливать порядок распределения расходов, связанных с ведением переговоров, и иные подобные права и обязанности. Соглашение о порядке ведения переговоров может устанавливать неустойку за нарушение предусмотренных в нем положений. Однако условия соглашения о порядке ведения переговоров, ограничивающие ответственность за недобросовестные действия сторон соглашения, считаются ничтожными (п. 5 ст. 404-1 ГК Беларуси). Таким образом, указанное соглашение не может отменить общее правило о преддоговорной ответственности, установленное п. 3 ст. 404-1 ГК Беларуси.

В отношении информации, которая в ходе переговоров о заключении договора передается другой стороне в качестве конфиденциальной, установлена обязанность стороны, получившей такую информацию, не раскрывать и не использовать ее ненадлежащим образом для своих целей независимо от того, будет ли заключен договор. При нарушении этой обязанности она должна возместить другой стороне убытки, причиненные в результате раскрытия конфиденциальной информации или использования ее для своих целей (п. 4 ст. 404-1 ГК Беларуси).

Правила ст. 404-1 ГК Беларуси применяются независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров (п. 7 ст. 404-1 ГК Беларуси).

Таким образом, введение института преддоговорной ответственности в законодательство Республики Беларусь позволит избежать правовой неопределенности на стадии, предшествующей заключению договора, а также создаст предпосылки для укрепления договорной дисциплины в сфере хозяйственной деятельности. Имплементация данного правового института обеспечит дополнительную стабильность гражданского оборота и послужит, в первую очередь, интересам инвесторов в таких сферах, как венчурное финансирование, инновационное предпринимательство и др.

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex