Рассматривая возможность признания соблюдения письменной формы договора, и, прежде всего, внешнеэкономического договора, при составлении договора путем обмена электронными сообщениями с использованием электронной почты необходимо еще раз отметить, что п. 1 ст. 161 ГК и п. 2 ст. 404 ГК требуют в обязательном порядке, чтобы способ подписания договора позволял достоверно установить, что соответствующий текстовый документ подписан именно лицами, совершающими сделку или должным образом уполномоченными ими лицами (и при этом такой способ подписания не противоречит законодательству и соглашению сторон).

При направлении же определенного текстового документа с определенного электронного адреса на другой электронный адрес (без применения электронной цифровой подписи) нельзя с уверенностью утверждать, что соответствующее послание было направлено именно уполномоченным лицом юрлица, даже в ситуации, если соответствующий электронный адрес принадлежит указанному юрлицу, а, следовательно, в подобной ситуации нельзя однозначно утверждать, что соответствующее уполномоченное лицо действительно выразило волю на совершение определенной сделки.

Таким образом, в описываемой ситуации нельзя подтвердить, что действительно уполномоченное лицо совершило сделку, в случае, если указанное лицо будет утверждать, что с электронного адреса юрлица было направлено соответствующее послание неизвестным ему лицом или даже известным ему, но не самим уполномоченным лицом.

Излагаемые нами обстоятельства представляются важными в силу того, что при заключении любого договора, в т.ч. и внешнеэкономического, для того, чтобы соответствующий договор обязывал юрлицо, необходимо, чтобы от имени данного юрлица «высказался» не любой его сотрудник, а именно уполномоченное лицо. Однако в случае, если электронный адрес принадлежит именно юрлицу, доказать, что соответствующее послание с указанного адреса направлено именно уполномоченным лицом, представляется достаточно сложным.

Переложить же бремя доказывания обратного (т.е. что послание не направлено уполномоченным лицом) на само юрлицо, по нашему мнению, некорректно, иначе руководителю соответствующего юрлица (а он, безусловно, является уполномоченным лицом априори) придется фактически запретить использовать электронный адрес юрлица иным сотрудникам данного лица, что представляется нецелесообразным применительно к нормальному осуществлению указанными лицами возложенных на них функций.

О возможном пути решения описанной проблемы читайте в ilex.