В 2021 году основным драйвером роста белорусской экономики стал экспорт. Ключевыми рынками являлись Россия, Евросоюз и Украина. Сейчас два из них стали малодоступными из-за военного конфликта и санкций. Правительство Беларуси возлагает надежды помимо РФ еще и на Китай. Но будет ли компенсация равносильной, учитывая уже возникшие проблемы по ключевым позициям? 

Калийные удобрения

Экспорт продукции «Беларуськалия» последние годы приносил стране 2,5-3 млрд долларов. Литва с 1 февраля отказалась перевозить белорусские удобрения. А через порт в Клайпеде шел почти весь экспорт калийных удобрений из Беларуси (10-11 млн тонн в год). Переориентировать в одночасье такой объем на другие маршруты весьма сложно.

Пока известно со слов премьер-министра Романа Головченко, что Беларусь начала поставки калийных удобрений в Россию и по железной дороге в Китай.  Альтернативные маршруты через Латвию и Польшу после отказа Литвы рассматривались, но были признаны ненадежными, уточнил он. Позже оборвалась возможность поставок и через Украину. У Беларуси свой терминал с выходом к морю в России может появиться не раньше 2023 года. Но и там в первое время можно будет переваливать до 5 млн тонн удобрений.

Китай, наряду с Бразилией и Индией, являлись крупнейшим покупателем белорусских калийных удобрений. Эксперты утверждают, что транспортировка удобрений по железной дороге на длинные расстояния выходит дороже, чем по морю. Правда, сейчас цены на удобрения довольно высокие, поэтому «Беларуськалий» может позволить платить даже за дорогую логистику, чтобы удержать долю рынка.

— Сейчас на рынке ощущается острая нехватка калийных удобрений как за счет проблем «Белкалия», так и за счет непонятной ситуации с российскими отгрузками калия. На этом фоне цены существенно выросли: в Бразилии уже достигли 1000 долларов за тонну, в Азии превысили 700 долларов, — комментирует ilex аналитик ВТБ Капитал Елена Сахнова. — Думаем, что поставки белорусской продукции по железной дороге в Китай осуществляются, задействуют для вывоза и российские порты, но сейчас большие проблемы с логистикой, особенно на Балтике. Поэтому большого эффекта ждать пока не стоит.

IT

Замедление зарубежных продаж прогнозируется и на одном из самых быстрорастущих направлений — IT-секторе. Экспорт Парка высоких технологий (ПВТ) за минувший год сложился на уровне 3,2 млрд долларов. Количество занятых в компаниях парка увеличилось до 76 тысяч человек, которые генерировали самую высокую среднюю зарплату в стране.

Основными потребителями продуктов резидентов ПВТ были США, Европа и Россия. Недавно ряд западных заказчиков стал отказываться от сотрудничества с российскими и белорусскими компаниями из-за угрозы масштабного отключения стран от сервисов и финансовых услуг.

Беларусь уже исчезла из раздела «вакансии» на сайтах крупных резидентов Парка высоких технологий EPAM, Wargaming и Itransition, заметил dev.by.

— В связи с тем, что большая часть клиентов накладывает все больше ограничений на работу из Беларуси, дополнительный найм сотрудников на этом рынке приостановлен, — говорится в сообщении EPAM.

В Itransition заверили, что запрета на найм в Беларуси нет. «Однако в настоящее время не форсируем его в связи с текущей ситуацией», — пояснили в компании.

На этом фоне Администрация ПВТ разослала письма белорусским компаниям, в котором сообщила, что «совместно с госорганами ведет работу по разработке оперативных мер поддержки IТ-отрасли и ее дальнейшего развития в условиях текущей ситуации».

Деревообработка

Источник — https://pixabay.com/

Удачная рыночная конъюнктура позволила Беларуси в 2021 году неплохо заработать и на экспорте мебели, досок, ДСП, ДВП и другой продукции деревообработки. Почти половина валютной выручки в 3,2 млрд долларов пришлась на рынок ЕС.

Однако в 2022 году последовали западные санкции, отголоски которых уже слышны в Беларуси. Так, шведский концерн IKEA приостановил свою деятельность как в РФ, так и в Беларуси.  В итоге литовская группа SBA, которая была одним из партнеров IKEA и производила для шведского концерна мебель в Могилеве, приняла решение отправить свое белорусское предприятие в простой.

Органы сертификации европейской и мировой лесной отрасли (FSC  и PEFC) приостановили действие всех своих сертификатов в Беларуси, а без них выйти на европейский рынок проблематично.

Вице-премьер Юрий Назаров признал, что «санкционное давление — это, конечно, крайне неприятно».

— Надо сейчас просто перестраивать наши товарные потоки. Хотя мы прекрасно понимаем, что ЕС без нашей продукции деревообработки тоже не обойдется, слишком уже налажены производственные цепочки, — сказал Назаров.

Например, субъекты хозяйствования Польши построили мебельные заводы, которые были сориентированы на белорусскую плиточную продукцию. Литовские компании приобретали древесину в Беларуси для дальнейшей переработки и экспорта в ЕС. Белорусские мебельщики выстраивали свое производство таким образом, чтобы войти в европейские торговые сети.

— Разорвать это в одночасье не придется. Но тем не менее мы готовы переориентировать часть наших потоков на восток, — сказал Назаров. — Мы сегодня успешно экспортируем и пилопродукцию, и плитную продукцию в Китайскую Народную Республику. Да, есть проблемы с логистикой. Европа всегда была более маржинальным рынком. Но в то же время и Китай купит нашу продукцию, и такие страны, как Азербайджан, страны Средней Азии, где древесины нет, Иран. Просто надо сейчас спокойно переориентировать то, что не возьмет Европа, и на этом зарабатывать деньги.

Украина

Самым важным в торговле с Украиной было положительное торговое сальдо. То есть Беларусь больше продавала товаров южным соседям, чем у них покупала. Причем украинскому рынку в этом «плюсе» не было равных.

Согласно данным Белстата, по итогам 2021 года Украина уверенно сохраняла статус второго (после России) внешнеторгового партнера Беларуси. Товарооборот составил почти 7 млрд долларов. Из них белорусский экспорт сложился на уровне 5,41 млрд долларов, а импорт из Украины составил почти 1,5 млрд долларов. Стоит сказать, что данные по украинскому импорту почти совпадают с цифрами Государственной службы статистики Украины (ГСС), а вот белорусский экспорт в Украину оценивается в 4,8 млрд долларов.

Из-за того, что Белстат в 2021 году засекретил часть информации по стратегическим отраслям и товарам, то приходится ориентироваться на данные ГСС, согласно которым нефтепродукты, произведенные в Мозыре и Новополоцке, составили примерно половину всего белорусского экспорта — 2,35 млрд долларов. Кроме того, еще 260 млн долларов принесли поставки битума. Выросли продажи азотных, калийных и сложных удобрений, которые превысили 200 млн долларов. Такую же примерно сумму принесло и машиностроение. Украина импортировала белорусской электроэнергии на 44,7 млн долларов. Основную долю экспортных поставок на украинский рынок сформировал госсектор Беларуси.

Сейчас правительство Беларуси пытается максимально переориентировать экспорт с украинского рынка. По расчетам Министерства экономики, из всего белорусского экспорта в Украину Россия и Китай могут принять продукции на сумму 1,9 млрд и 1,7 млрд долларов соответственно.

Пока же Мозырский НПЗ, который был основным поставщиком нефтепродуктов в Украину, работает на сниженной нагрузке из-за «проведения планового капитального ремонта», сказал гендиректор завода Виталий Павлов. При этом он заверил,  что зарплата будет выплачиваться по графику. Часть производственных мощностей «Нафтана» также выведена из эксплуатации «согласно графикам ремонтных работ», но при этом приостановлена выплата матпомощи.

Прогнозы

В принципе у властей уже год стоит задача переориентировать внешнеторговые потоки из недружественных стран в направлении прежде всего России и Китая.

— Эта тема не новая, над ней наши предприятия работают больше года. Опыт имеется. Сегодня нужно быстро применять его на практике, — заявил министр экономики Александр Червяков.

Эксперты проекта BEROC полагают, что сделать это в нынешних условиях также непросто. Они напомнили, что год назад благодаря крайне благоприятной ценовой конъюнктуре на мировых рынках экспортные цены перешли к устойчивому росту, превышающему увеличение цен на импорт. Благодаря этому даже попавшие под санкции предприятия смогли перекрыть издержки. Все это в итоге вылилось в «экспортное чудо». Сейчас ситуация иная и страна близка к «экспортному шоку».

Заблуждением считать, что из-за санкций для Беларуси открывается огромный российский рынок, который поглотит много белорусской продукции. Российская экономика будет переживать не меньший шок. Банк России, опросив экономистов и аналитиков, опубликовал уже первую оценку спада экономики РФ и роста инфляции. К концу 2022 году видится снижение ВВП на 8% (это максимум с 1998 года), инфляция 20% и доллар по 110 рублей. В таких условиях компании будут снижать спрос и на грузовики, и на сельхозтехнику и другую некритически важную продукцию.

Экспорт ряда белорусских товаров может приостановиться из-за сложностей в области транспорта и логистики. Например, автозавод «БелДжи»  приостанавливает производство «в связи с нарушениями логистических связей и перебоями в поставках материалов и комплектующих из Китая». Участники Белорусской ассоциации международных автоперевозчиков «БАМАП» констатируют, что значительно снизились возможности для перевозок грузов в международном сообщении в связи с санкционными ограничениями. Дело в том, что участились отказы европейских грузовладельцев поставлять товары на рынки Беларуси и России и приобретать белорусские товары. Прекращены поставки и остановлены региональные производства автомобильной техники, используемой в международных автоперевозках. Обострились проблемы технического обслуживания транспорта. А санкции в отношении банков сделали невозможными или серьезно затруднили расчеты с иностранными контрагентами.

Как подтверждают финансовые директора белорусских компаний, в последние две недели велики проблемы с платежами по импортно-экспортным операциям. Подсанкционные банки уже не помощники. Относительно нормально отправляют пока платежи частные банки с иностранным капиталом.

— Службы комплаенса европейских банков сейчас «дуют на воду», если бенефициары клиентской компании по национальности — русские: даже несмотря на отсутствие прямых санкций, все равно платежи не пропускают. В некоторых странах есть негласное указание по этому поводу, — пишет основатель независимой площадки для корпоративных финансовых директоров CFOs Territory Наталья Гуринович.

Впрочем, и самим белорусским предприятиям нужна помощь. В настоящее время правительство и Нацбанк разрабатывают проекты нормативных правовых актов, которые обеспечат финансовую поддержку реального сектора экономики, а также снизят административную нагрузку на бизнес и его издержки. Среди основных мер, во-первых, максимальное исключение проверок контролирующими органами и декриминализация экономических правонарушений. Во-вторых, право на рассрочки либо отсрочки налоговых и арендных платежей. В-третьих, продление сроков действия разрешительных документов и справок, пояснил Червяков.

Помимо всего прочего нужно решать вопросы с импортными комплектующими, сырьем и материалами, чтобы не нарушить производственный процесс и соответственно иметь возможность экспорта. Сейчас бизнес ищет возможности открытия торговых компаний для взаиморасчетов и получения грузов в Казахстане, Узбекистане, Армении, Грузии, возможно, и в Турции для перенаправления их потом в Беларусь и Россию.

— Грузы будут физически перемещаться в эти страны, что существенно увеличит транспортные расходы и время доставки. Думаю, что эта схема, может, рабочая по уникальным импортным позициям, когда встанет «колом» технологическая линия и будет выбор меньшего зла.

Нетрудно предугадать в ближайшем будущем появление в указанных странах «торговых посредников», — резюмирует Гуринович.

Министерство экономики призывает белорусский бизнес воспользоваться уникальностью санкционной ситуации и заместить ниши на освобождающихся рынках в Беларуси и России. Какая продукция требует импортозамещения Минэкономике уже известно. Более того, Банк развития уже подготовил финансовые инструменты для освоения производств.