Король Александр Владимирович,
юрист

Законом N 112-З дополнена ст. 389 УПК ч. 1-1.

Установлена правовая возможность по основаниям, предусмотренным п. 1 — 3 ч. 1 ст. 389 УПК, отмены определения (постановления) суда о прекращении производства по уголовному делу ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения в случае признания судом апелляционной инстанции такого отказа необоснованным.

Рассмотрим данные положения подробнее в материале.

В решении Конституционного Суда N Р-1270/2021 отмечено, что принятие Закона N 112-З обусловлено необходимостью совершенствования правового регулирования отношений, возникающих в связи с привлечением виновных лиц к уголовной ответственности, исполнением и отбыванием наказания, а равно применением иных мер уголовной ответственности.

Конституционный Суд констатирует, что Законом N 112-З осуществляется комплексная оптимизация мер противодействия преступности путем совершенствования норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства в целях обеспечения законности и защиты конституционного правопорядка от преступных посягательств, повышения эффективности деятельности правоохранительных органов, а также укрепления правового механизма реализации конституционного права каждого на обращение в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов, что соответствует нормам и принципам Конституции и отвечает международным стандартам в сферах борьбы с преступностью и отправления правосудия.

Норма законодательства, являющаяся предметом рассмотрения настоящей статьи, представляет собой возможность исправления допущенной государственным обвинителем ошибки, которая при предыдущих редакциях УПК являлась фактически непоправимой.

Безусловно, понятие «прокурор» шире понятия «государственный обвинитель», но в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения в суде первой инстанции возникало препятствие запуска механизма проверки законности и обоснованности судебного решения и полной реализации полномочий прокурора, в то время как п. 2 ст. 6 Закона N 220-3 определено, что прокурор принимает предусмотренные Законом N 220-3 и иными законодательными актами меры по пресечению нарушений законодательства, от кого бы эти нарушения ни исходили, привлечению к ответственности лиц, их совершивших, восстановлению нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций.

В настоящее время данный барьер преодолен, однако, как показывает формируемая судебная практика, уголовно-процессуальное законодательство требует своего дальнейшего совершенствования в вопросах полноты данного института.

Пример 1
Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда от 09.03.2022 удовлетворен протест заместителя Генерального прокурора об отмене постановлений суда Буда-Кошелевского района Гомельской области и президиума Гомельского областного суда в отношении Т. и П. ввиду неправильного применения уголовного закона.
Судебной коллегией признаны ошибочными выводы нижестоящих судебных инстанций о том, что Законом N 112-З в примечание к ст. 243 УК внесены изменения, устанавливающие более льготные критерии определения размера ущерба и улучшающие тем самым положение лица, совершившего преступление.
Основываясь на указанных подходах, суд первой инстанции по предложению государственного обвинителя переквалифицировал действия Т. и П. с ч. 2 ст. 243 УК на ч. 1 ст. 243 УК (П. со ссылкой на ч. 6 ст. 16 УК), прекратил производство по уголовному делу и освободил виновных от уголовной ответственности на основании акта амнистии.
Вынесенное в соответствии с необоснованной позицией государственного обвинителя судебное решение по протесту заместителя Генерального прокурора отменено.
Отмечено, что переквалификация действий обвиняемых по предложению государственного обвинителя повлекла прекращение производства по делу, однако вынесенное в соответствии с его позицией постановление суда может быть отменено.