Залог выступает одним из способов обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств. В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае его неисполнения или ненадлежащего исполнения должником получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя). Исключение составляют случаи, предусмотренные законодательными актами <*>.

Основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество регламентируют ст. 329, 330 ГК.

Между тем кредитор в обязательстве, обеспеченном не только залогом, но и другим способом, например поручительством, может получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества без обращения взыскания на него в судебном (нотариальном) порядке, если в рамках исполнительного производства будет реализовываться имущество должника по иным обеспечительным обязательствам.

Пример из судебной практики

ЧУП «Х» обратилось в экономический суд с жалобой на действия судебного исполнителя по реализации на торгах недвижимого имущества должника (ЧУП «Х»).

У ЧУП «Х» не было имущества, на которое можно было обратить взыскание. Поэтому исполнительный документ в соответствии с абз. 11 ч. 1 ст. 53 Закона об исполнительном производстве следовало вернуть взыскателю, а исполнительное производство прекратить. Ввиду указанного были незаконными действия судебного исполнителя по проведению торгов с имуществом должника, которое не могло быть реализовано.

Судебный исполнитель, действия которого обжаловались, и начальник отдела принудительного исполнения (далее — ОПИ) с жалобой не согласились, считали ее необоснованной. Полагали, что нарушений законодательства об исполнительном производстве судебный исполнитель не допустил.

При рассмотрении дела экономический суд установил следующие обстоятельства.

ОАО «Б» и ЧУП «Х» в обеспечение исполнения обязательств ООО «А» перед ОАО «Б» по кредитному договору от 28.12.2015 заключили:

— договор поручительства от 28.12.2015;

— договор залога недвижимого имущества (ипотеки) от 28.12.2015.

В связи с нарушением условий кредитного договора и просрочками ОАО «Б» получило исполнительную надпись о взыскании с поручителя — ЧУП «Х» задолженности в соответствии с абз. 8 ч. 1 п. 1 Указа N 366 и п. 7 перечня документов, по которым взыскание производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей.

На основании исполнительной надписи от 23.02.2017 ОПИ возбудило исполнительное производство о взыскании долга с ЧУП «Х» в пользу ОАО «Б».

ОАО «Б» не обращалось в суд с требованием взыскать с ЧУП «Х» как залогодателя задолженность путем обращения взыскания на заложенное имущество по договору залога (ипотеки) от 28.12.2015.

Денежных средств ЧУП «Х» было недостаточно для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Поэтому судебный исполнитель актами от 10.11.2017 и 13.11.2017 наложил арест на недвижимое имущество должника:

— помещение бара с помещениями для организации азартных игр общей площадью 532,6 кв. м;

— помещение ресторана общей площадью 1707,1 кв. м (предмет договора залога недвижимого имущества (ипотеки) от 28.12.2015).

Судебный исполнитель назначил торги по реализации недвижимого имущества должника на 26.06.2018. Должник 16.06.2018 направил судебному исполнителю ходатайство, в котором просил прекратить все исполнительные действия, отменить реализацию с торгов арестованного имущества, вернуть исполнительный документ взыскателю.

Кроме того, должник 25.06.2018 подал начальнику ОПИ жалобу на действия судебного исполнителя. Начальник ОПИ 10.07.2018 постановлением о рассмотрении жалобы признал действия судебного исполнителя соответствующими законодательству и отказал в удовлетворении жалобы в полном объеме.

ЧУП «Х» в поданной в экономический суд жалобе обосновывало незаконность действий судебного исполнителя. Должник 19.06.2018 уведомил взыскателя о намерении исполнить свои обязательства путем реализации заложенного имущества (изолированного помещения ресторана), т.е. исполнить альтернативное обязательство путем предоставления заложенного имущества. В связи с указанным полагал, что исполнил обязательства перед взыскателем по договору поручительства в полном объеме, предоставив альтернативное обеспечение — изолированное помещение ресторана по договору залога.

Должник 22.06.2018 уведомил об этом судебного исполнителя, который, по его мнению, обязан был прекратить исполнительное производство в отношении изолированного помещения бара. Заложенным имуществом было помещение ресторана, именно его и следовало в первоочередном порядке реализовать по цене, определенной судом.

Кроме того, 13.11.2017 судебный исполнитель незаконно применил в отношении изолированного помещения ресторана меры по обеспечению исполнительного документа (арест). Данное имущество было предметом залога. Обращать взыскание на него было нельзя, т.к. не соблюдался установленный Законом об исполнительном производстве и ГК особый порядок обращения взыскания.

Должник 19.06.2018 сообщил судебному исполнителю, что изолированное помещение ресторана было заложенным имуществом. Соответственно, судебный исполнитель обязан был немедленно прекратить все исполнительные действия. Однако он попытался реализовать изолированное помещение ресторана на торгах, а актом от 12.07.2018 передал данный объект недвижимости взыскателю.

Оценив доводы лиц, участвовавших в деле, исходя из предмета и оснований жалобы, экономический суд пришел к следующим выводам.

Должник в жалобе указал, что обязательства по погашению задолженности по кредитному договору у ЧУП «Х» возникли из договора поручительства и договора залога недвижимого имущества (ипотеки). Однако данный довод не подтверждали материалы дела.

Взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) можно обратить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства <*>.

ОАО «Б» получило исполнительный документ на взыскание долга с ЧУП «Х» как поручителя. При этом ОАО «Б» не обратилось в суд с требованием взыскать задолженность путем обращения взыскания на заложенное имущество. Нотариально удостоверенное соглашение о передаче заложенного имущества без обращения в суд стороны исполнительного производства не заключили.

Доводы ЧУП «Х» о том, что оно на стадии исполнительного производства воспользовалось правом изменить способ исполнения обязательства, были несостоятельными. Должник, обязанный передать кредитору имущество либо совершить одно из двух или нескольких действий, имеет право выбора, если из законодательства или условий обязательства не вытекает иного <*>.

Указанную норму закрепила гл. 22 ГК, которая регламентирует правила исполнения гражданско-правовых обязательств участниками в гражданском обороте.

Альтернативным является обязательство с двумя или более предметами, которое должник обязан исполнить по своему усмотрению в отношении одного предмета обязательства. Альтернативное обязательство предполагает право должника на выбор, когда он не нарушил обязательство. Если же обязательство приобретает охранительную форму, т.е. связано с ненадлежащим исполнением и получением кредитором средства принудительной защиты его нарушенного субъективного права (исполнительного документа), правило об альтернативных обязательствах, установленное ст. 301 ГК, не применяется. Это следует из системного анализа гл. 22 ГК.

Таким образом, правом выбора способа исполнения альтернативного обязательства должник обладает при условии добровольного исполнения. И утрачивает после обращения кредитора в суд за защитой своих нарушенных прав в связи с неисполнением должником данного обязательства.

Право выбора способа защиты своих прав по взысканию задолженности с кредитополучателя либо поручителя или путем обращения взыскания на заложенное имущество принадлежит кредитору. ОАО «Б» получило исполнительный документ по взысканию задолженности по кредитному договору с ЧУП «Х» как с поручителя.

Должник полагал, что нарушение специальной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество лишило его как залогодателя права в судебном порядке отстаивать свои интересы при определении начальной цены имущества, указанной в договоре залога.

При исполнении исполнительного документа, связанного с взысканием денежных средств, взыскание обращается в первую очередь на денежные средства должника в белорусских рублях и иностранной валюте <*>.

При отсутствии у должника денежных средств, достаточных для исполнения требований исполнительного документа, взыскание обращается на иное имущество. Исключение составляет имущество, изъятое из оборота, и имущество, на которое взыскание по исполнительным документам не обращается. Данное имущество определяет приложение к Закону об исполнительном производстве <*>.

Таким образом, ввиду отсутствия у должника необходимых денежных средств судебный исполнитель наложил арест на имущество должника (два изолированных помещения).

В силу законодательства судебный исполнитель обеспечивает проведение независимой оценки арестованного имущества, чтобы установить его ликвидационную стоимость, в случае ареста капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест, незавершенных законсервированных капитальных строений, иного недвижимого имущества должника <*>.

Стоимость арестованного имущества — предмета залога судебный исполнитель устанавливает согласно исполнительному документу. В случае исполнения решения суда (определения о судебном приказе) об обращении взыскания на имущество должника, которое является предметом залога, начальная стоимость определялась бы на основании судебного постановления. В ОПИ оно не поступало, поскольку взыскатель — ОАО «Б» за обращением взыскания на заложенное имущество в судебном порядке не обращался. Механизм обращения взыскания на заложенное имущество не начался, исполнительного документа не было.

При таких обстоятельствах изолированное помещение ресторана, обремененное ипотекой, без обращения на него взыскания в судебном (нотариальном) порядке входит в имущественную массу должника. За ее счет могут удовлетворяться требования взыскателей по исполнительным производствам с соблюдением прав залогодержателя.

В рассматриваемой ситуации взыскателем по исполнительному производству и залогодержателем по договору залога недвижимого имущества (ипотеки) от 28.12.2015 было ОАО «Б». В связи с этим реализация обремененного ипотекой имущества не нарушала права залогодержателя.

По данной причине при определении стоимости недвижимого имущества должника судебный исполнитель руководствовался ч. 3 ст. 88 Закона об исполнительном производстве.

Акт оценки арестованного имущества от 22.01.2018, а также акт переоценки имущества от 03.05.2018 получил руководитель ЧУП «Х» и не обжаловал в установленном порядке <*>.

Прекращение исполнительных действий возможно только при окончании (прекращении) исполнительного производства по основаниям, предусмотренным ст. 52, 55 Закона об исполнительном производстве. Возврат исполнительных документов взыскателю возможен при наличии оснований, установленных ст. 53 Закона об исполнительном производстве. В том числе если у должника нет денежных средств и (иного) имущества, на которое можно обратить взыскание, или если взыскатель отказался оставить за собой не реализованное в процессе исполнения имущество должника при отсутствии другого имущества или доходов, на которые можно обратить взыскание. Как следовало из материалов исполнительного производства, указанное основание отсутствовало.

Таким образом, судебный исполнитель совершил обжалуемые действия по реализации на торгах недвижимого имущества должника в соответствии с Законом об исполнительном производстве и в пределах предоставленных полномочий. Права и законные интересы сторон исполнительного производства при исполнении исполнительного документа он не нарушил.

Решение экономического суда должник обжаловал в суды апелляционной и кассационной инстанции, но вышестоящие судебные инстанции оставили его без изменений.

Основные выводы

1. Правило об альтернативных обязательствах, установленное ст. 301 ГК, на стадии исполнения судебного постановления не применяется. Правом выбора предмета исполнения обязательства должник обладает при условии добровольного исполнения. Он утратит такое право, если кредитор обратится за защитой нарушенных прав в связи с неисполнением должником обязательства: в данном случае речь будет идти не о добровольном исполнении обязательства, а о применении к должнику принудительных мер взыскания.

2. Недвижимое имущество должника, ставшее предметом договора залога, без обращения на него взыскания в судебном порядке входит в имущественную массу должника, за счет которой могут удовлетворяться требования взыскателей по исполнительным производствам с соблюдением прав залогодержателя. В таком случае для установления ликвидационной стоимости судебный исполнитель обеспечивает независимую оценку арестованного имущества.