Дефицит персонала, рост ставок, минимальная вакантность и запрос на автоматизацию – проблемы рынка складской логистики в Беларуси в 2023 г. В прогнозах экспертов – значительный рост зарплат для складских работников, тарифов на внутренние перевозки, арендных ставок на складские метры, а также надежда на то, что с клиентами и партнерами получится договориться.

На прошедшем в начале ноября 3-м Форуме по складской логистике «Оптимизация и автоматизация складских процессов и эффективное управление складом» эксперты обсудили текущее состояние рынка складской недвижимости и логистики.

Рынок производственной и логистической недвижимости Минска и Минской области оценивается в 1 571 000 кв. м. Сегодня этот объем недостаточен для удовлетворения всерастущего спроса: вакантность складских площадей составляет 2%. 

Вакантность падает, ставки — растут 

2023 г. стал самым скромным по объему ввода новых объектов за последнее время.

В 2021 г. ввели новые объекты на уровне 150 тыс. кв. м, в 2022 г. – 110 тыс. кв. м, а по итогам 2023 г. ожидается ввод не более 60 тыс. кв. м.

В 2024 г. ожидают ввод порядка 160 тыс. кв. м, но существенно на вакантность это не повлияет.

Сегодня рынок складской недвижимости – это рынок арендодателя.  E-commerce поглощает сразу любые объемы, спрос сильно превышает предложение. И этот тренд сохранится как минимум на 2024 г.

«Площадей просто нет. Это для нас минимум, в котором мы никогда не жили. Дефицит существенно усилился. Очевидно увеличение ставок до конца 2023 г.: они будут в пределах значений уровня 2017 — 2019 гг. точно, и далее, возможно, выше», — отмечает начальник складского комплекса ООО «Триовист» (21vek.by) Игорь Галкин.

Ставки на складские метры растут: ранее за квадратный метр просили 3,5 евро, сейчас – 8, доходит до 10 и 15.

Спрос — всесторонний, в том числе и по расстоянию. Ранее запрос был на «в пределах МКАД». Теперь география расширяется, хотя платные дороги удорожают стоимость плеча доставки. По назначению смотрят все, что есть, чтобы решить задачу со складированием своей продукции. Самый востребованный и дефицитный – заморозка –- узкоспециализированный вид склада. Эти склады дорогие в себестоимости, поэтому чаще их строят под себя, а не для сдачи в аренду (например, сетевые продуктовые операторы).

Арендаторами могут быть и банки, и компании, и госкомпании, вынужденные хранить свою документацию на складах и платить по 6 евро за метр. Это один из ранее не свойственных арендаторов на рынке.

«Мы видим, что в 2024 г. ставки будут расти до 25 — 35%. Девелоперы сейчас будут пользоваться ситуацией. Это, конечно, негативно коснется тех, у кого не зафиксирована ставка в договоре», — рассказывает исполнительный директор NAI Belarus Андрей Алешкин.

Эксперт рекомендует девелоперам точечно выявлять площадку, которая будет иметь спрос, т.к. может произойти обратная ситуация: все ринутся строить склады. Для арендаторов Андрей Алешкин рекомендует рассмотреть проект Build-to-suit (BTS) под конкретные требования, при заключении договора учесть, что, возможно, увеличится предложение и ставки пойдут вниз.

«Это, безусловно, дисбаланс. И он будет еще существовать. Сложилась такая корявая ситуация: ставки то растут, то могут упасть. Эти всплески влияют и на девелоперов, и на банки, и на бизнес, и на экономику», — говорит эксперт.

Тренды логистики – рост тарифов, дефицит персонала и запрос на автоматизацию

В 2022 г. в Беларуси действовали 69 логистических центров. В 2023 г. их стало 67. При этом площади логистических центров растут, а объемы выполненных услуг падают, отмечается в аналитическом отчете Министерства транспорта и коммуникаций. По итогам 2023 г. ожидается падение услуг на 20 — 25%.

У 18 логистических центров государственная форма собственности или доля свыше 50% акций государства. Остальные центры – частные.

Так, 51 логистический центр создан с участием национальных («Евроторг», «А-100», «Табак-инвест», «Белинтерпродукт», «Дарида», «АЛИДИ-Вест», Алитрейд-АЛМИ, «Виталюр», «ЭЛЕКТРОСИЛА», «МИЛЛЕНИУМ ГРУПП», «БелВиллесден», «Ромакс», «Астомстрой», «Либретик», М&М) и иностранных инвесторов (Азербайджан, Бельгия, Германия, Иран, Китай, Литва, Польша, Россия, Украина, Сербия, Турция и Чехия).

В 2023 г. объем логистических услуг сильно упал – с 864 млн руб. в 2022 г. до 252 млн руб., упали и доходы, отмечается в отчете Минтранса.

В основном склады не оказывают должным образом услуги. Например, один из центров практически в полном объеме отдал свои помещения под проведение квестов, другой два корпуса отдал под индустриальную зону (производство заготовок из курятины).

Причиной может быть тот факт, что рынок уже два года сильно лихорадит. Некоторые компании закрывались и переориентировали бизнес не от хорошей жизни. Высокая конкуренция в последние 5 — 7 лет давала возможность клиентам выбирать, диктовать условия логоператорам. Теперь ситуация будет кардинально меняться.

Так, в 2021 г. действовали 14 компаний – логистических провайдеров («ТУТ и ТАМ логистикс», Pradius nova, «Владпродимпорт» («АгроСтальСтрой»), «Белтаможсервис», «СЛЦ «Двадцать четыре», «Альфа Логистик», «Добрада», «Кэпитал логистик», «Витрум Логистик», Ypl, «Буг-Маркет», «АЛИДИ-Вест», «Караван-логистик», «ВИТ-ЛОГИСТИК»).

В 2023 г. стало 9 действующих компаний (-35%): «ТУТ и ТАМ логистикс», «АЛИДИ-Вест», Pradius nova, «Владпродимпорт» («АгроСтальСтрой»), «Белтаможсервис», «Буг-Маркет», «Караван-логистик», «ВИТ-ЛОГИСТИК», «Новая Логистика».

При этом среди 9 компаний сегодня только 6 оказывают логистические услуги с доставкой по Беларуси.

 «Ушедшие операторы были пионерами в логистической отрасли, действительно сильными первопроходцами, законодателями мод», — отмечает Дмитрий Улиткин. 

Логистический бизнес в Беларуси – на тонкой марже, поясняют эксперты. Что нужно делать, чтобы не повторялись истории ухода с рынка компаний? Просчитывать все затраты и готовить своих производственников, закупщиков, коммерческий офис к тому, что логистика будет дорожать, уверены эксперты.

Главными вызовами логистические операторы назвали:

  • нарастающий дефицит персонала по всем категориям работников (при этом до 90% операций делаются ручным трудом);
  • неразвитость аутстафинга (привлечение временного персонала);
  • рост затрат на аренду обслуживания;
  • доступность и качество транспорта и складской техники.

«Вызовы, с которыми столкнулась наша компания, — это существенное снижение среднего чека. Мы вынуждены были провести ряд действий: по маршрутизации, по ограничению минимального чека, привязке тарифа. Расчет, анализ, договоры с клиентами по пересмотру тарифов – от этого мы никуда не уйдем в складской логистике», — говорит Дмитрий Улиткин.

Растет стоимость логистических услуг (внутриреспубликанская доставка последней мили): в II квартале 2023 г. рост составил 30 — 40% по отношению к 2022 г. Это связано с ростом спроса на услуги логистических операторов, увеличением затрат операторов (курсы валют, доступность техники и оборудования), повышением затрат на персонал и транспорт. Кроме того, в 2022 г. некоторые участники рынка демпинговали, сформировав низкую базу.

В 2024 г. участники рынка ожидают дальнейший рост тарифов на логистические услуги (из-за роста аренды и низкой вакантности), а также рост инвестиций в модели мотивации, автоматизацию, технику (триггер — дефицит персонала) с последующим ростом тарифов.

Автоматизация сегодня более доступна, чем поиск и привлечение рабочей силы, уверены эксперты. Она многократно снизит зависимость от колебаний на рынке персонала, сдержит затраты на операции, повысит эффективность и качество. А выбор производителей ПО и техники (Китай, Россия) достаточно широк. Эксперты ожидают, что зарплаты для наемных работников на конец 2024 г. вырастут примерно на 30%.

Есть очень серьезные риски с точки зрения напряжения водительского состава. В 2023 г. эта проблема только начала набирать обороты.

Сама модель логистического рынка меняется. Эксперты советуют для хеджирования рисков приобретать транспорт, используя схему 20% на привлечение своего транспорта и 80% на привлечение наемного транспорта.

Аутстафинг будет развиваться. Это ниша бизнеса, и эти услуги будут дорожать.

В Беларуси сложилась интересная ситуация: бренды практически все сохранились, а из России ушли. За это время созданы новые бренды в России, и они будут двигаться в сторону Беларуси. Запрос на услуги растет, и у логоператоров появляется возможность ротировать клиентов, поднимать цены на логистические услуги. Появилась возможность заработать капитал, т.к. инвестиции, автоматизация требуют значительных средств. При этом в ближайшие годы сохранится состояние неопределенности и осторожность в принятии стратегических решений. Возможно появление новых мелкоформатных игроков на фоне спроса на услуги, но концентрация логистических услуг сохранится в руках игроков верхнего эшелона.

Мнение эксперта 

Логистический центр ООО «Новая Логистика», директор Павел Мирошниченко 

Вопросы оптимизации затрат и выживания будут стоять. Катаклизмы прошлого и текущего года продолжаются и усиливаются.

Мы замечаем сбои в процессах. Коммуникация должна быть четко выстроена. Уровни общения, доверия повышаются. Здесь достаточно простая схема: мы узнаем, где сбоит, садимся с партнером и в открытой беседе решаем вопросы. То есть если вчера это еще была закрытая информация, то сегодня мы открыто говорим, как возникшая проблема влияет на изменение доходности каждого из нас. Соответственно, оптимизируем все, что можно оптимизировать, выходим с минимальными потерями с двух сторон. Внимание: нельзя проиграть или выиграть одной из сторон. Это такой компромисс. Появляется лояльность — и круг замыкается, и мы по нему будем крутиться в этих жерновах как минимум весь следующий год.

Самое ярко выраженное изменение, которое все испытывают на себе, – это падение спроса. Чеки падают. А мы все еще хотим возить по той же географии, но только возим объемы товаров в два раза меньше.  А нужно просто посчитать, а надо ли работать с той точкой по причине простого сравнения коммерческой и финансовой эффективности.

Как логоператор, просто скажу:  мы растим тарифы, и к этому надо быть готовым. Тарифы будут расти! Мы также снизим частоту доставки, а завышенные требования будут проверяться. Ну и самое больное, что будет происходить до конца этого года и в следующем году, – это фильтр клиентов. Мы будем фильтровать клиентов. И оставим не только экономически выгодных клиентов, но и нетоксичных, договороспособных, с которыми удобно и приятно работать.

Дефицит персонала – головная боль для бизнеса 

Сегодня рынок складской логистики – это рынок соискателя, точнее, его отсутствия. Работники становятся для бизнеса все дефицитнее, а значит, дороже. Растет стоимость привлечения и поиска сотрудников, при этом качество рабочей силы снижается.

Ситуации, когда компании не могут обслужить существующий товарный трафик из-за отсутствия работников (грузчиков, кладовщиков, водителей, штабелеров и т.п.), стали не редкостью.  Проблему эксперты комментируют так: «Существует угроза для стабильного роста и развития, а в некоторых случаях — стабильного существования бизнеса».

Причины нехватки персонала – растущий тренд трудовой миграции в страны Европы и Россию; старение населения Беларуси. Проблема будет существовать: по мнению экспертов, она только начала проявляться.

Компании решают вопрос с нехваткой персонала, используя разные методы и просчитывая мотивационные модели. Сотрудников привлекают увеличением заработной платы; повышением уровня комфорта рабочего места; обеспечением питанием, транспортом (развоз к месту и с места работы) и др. Комплекс подобных мер снижает текучесть и дефицит персонала.

Рост стоимости трудовых ресурсов произошел с 2020 г. и составил порядка 18 — 25%. По отрасли (транспортная деятельность, складирование, почтовая и курьерская деятельность) в сентябре 2023 г. к сентябрю 2022 г. средняя начисленная заработная плата составила 1958,60 руб., рост — 119%, что выше уровня инфляции.

При этом на конец года и далее прогнозируется дальнейший существенный рост фактической заработной платы занятых в отрасли.

Решение проблемы дефицита персонала и увеличения стоимости этого ресурса — самая сложная задача, говорит начальник складского комплекса «Триовист» (21vek.by) Игорь Галкин. Нужно достаточно быстро внедрять дополнительную сложную систему мотивации. Здесь важным оказалось правильно оценить труд работника. «Неактуальный анализ рынка стал проблемой для компании 21vek.by. Если раньше все примерно понимали, сколько стоит труд кладовщика, то 2023 г. стал динамичен с точки зрения повышения зарплаты сотрудника. И по старинке не получилось. Нехватка персонала стала катастрофической. Собственными силами не справились, и в рамках решения проводили анализ рынка с помощью сторонних компаний. Выявилось, что наши эйчары ставили зарплату в 1450 руб., а по итогам исследования – 1750 руб.  Только когда мы провели донастройку, проблема найма была решена», — отмечает эксперт.

Опыт компаний в решении проблемы с персоналом 

21vek.by.

Для решения проблемы дефицита административного звена, его качества нужно собирать отдельные проекты и управлять ими.

Создание системы ритуалов административного звена — проведение на каждой смене мастерами участков пятиминуток — в целом подняло уровень дисциплины и отчетности персонала. Дополнительная мотивация линейных администраторов: введена должность старшего кладовщика, которому введены доплаты за администрирование. 

«ТУТ и ТАМ Логистикс».

Развозит сотрудников, в том числе из Борисова, привлекает вахтовым методом работы.

«Эффект есть, мы закрываем вакансии таким образом. По нашему опыту, сейчас 50% персонала – это высокопроизводительное ядро, и из них практически 90% — это вахта. Для вахты мы снимаем хостел с несколькими санузлами, с большой душевой. Но сейчас история вахты не работает, как раньше. Люди хотят вечером быть дома, а утром идти на работу. Что касается доставки развоза сотрудников – сейчас уже это делают все. Это гигиена». 

«АЛИДИ-Вест».

Для того чтобы удержать персонал, будем думать над долгой моделью мотивации.

Автоматизировать больные вопросы 

«Самое дорогое – это решить проблему, возникшую из-за человеческого фактора. Все остальное выполнимо», — говорит менеджер российской компании ГК «ФЭСТ» Виталий Уверский. Он отмечает, что дефицит качественных складских площадей можно решить: расти не вширь, а ввысь. И здесь также помогает автоматизация.

Снижение качества рабочей силы – один из важных факторов для отрасли. Расширяется портрет кандидата. Берут людей с характеристиками, по которым раньше не брали (возраст, судимости и т.п.). Это, в свою очередь, повышает затраты на техническую оснащенность и администрирование.

Компании, которые не хотят или не могут брать людей с судимостями, будут уходить в автоматизацию. Сегодня есть технологические решения, заменяющие ручной труд на складах: сортеры, напольные роботы, конвейеры. Автоматизируются физические операции: транспортировка, подъем и спуск, отбор и хранение. Используется автоматически управляемый транспорт – перевозчик с электрическим мотором, перемещающий грузы по заданному маршруту.

Одним из основных доступных инструментов оптимизации становится автоматизация процессов (система управления складом WMS (Warehouse Management System)) – решение, позволяющее автоматизировать основные элементы склада.

Часть оптимизации лежит во внедрении WMS и привязки ее к KPI сотрудников (увеличение мотивации и производительности труда).

Будет действовать парадигма: не человек к товару, а товар – к человеку. Оптимизации подлежат операции, где задействован наибольший процент работников склада (перемещение на хранение, подбор из хранения, сбор и упаковка заказов). На эти операции приходится до 75% трудозатрат, при этом 40% — на подбор из хранения.

Становится популярной технология Warehouse Executive System, способная выполнять функции транспортировки товара к человеку, а также для сквозной оптимизации всех процессов. Это новый класс систем с искусственным интеллектом.

Очень важна отдельная система, контролирующая WMS, – это WCS (Warehouse Control System).

Среди действующих сегодня на рынках Беларуси и России технологических решений по планированию цепей поставок (SCP) выделены три решения, которые попали в группу лидеров. Это In.plan, Knowledge space, Goods forecast.

Опыт оптимизации компании 21vek.by

Основные проблемы, которые нужно было решить компании:

— формирование одинаковых ожиданий от изменений как на вертикальном, так и на горизонтальном уровне;

— улучшение показателя OTIF (процент успешно и вовремя выполненных заказов);

— удовлетворение запроса по мощности (рабочая сила);

— снижение доли заблокированного товара (не найденный вовремя, бой);

— повышение отказоустойчивости системы.

Для решения проблемы повышения производительности труда решено было ввести:

— более оптимальные алгоритмы в соответствии с возможностями доработки WMS;

— новую систему мотивации через нормирование операций;

— повышенный административный и программный контроль за персоналом, простоями и производительностью;

— мотивацию линейной администрации на повышение производительности в зоне ответственности;

— воздействие на персонал с точки зрения производительности.

Персональную ответственность устанавливаем, но коллективная себя более оправдывает.

Кроме того, было принято решение изменить структуру ассортимента: снижение доли товара с малыми габаритами и увеличение доли с крупными.

Проблему частых сбоев WMS решили созданием собственного центра компетенций.

 «В будущем будем автоматизировать все, это однозначно. Мы понимаем, что не быстро справимся с этим. Но другого пути нет», — говорит Игорь Галкин. 

Опыт автоматизации и работы с персоналом ОАО «Красный пищевик» (Бобруйск) 

Проблему организации складской логистики решили строительством в 2019 г. нового автоматизированного склада (1648 кв. м) на территории предприятия. Внедрили WMS, ввели технику (штабелеры на литии ездят по рельсам).

«Сложно было обучить персонал, мотивировать его. Но по итогам ввода системы стала очевидна эффективность. Налажен процесс доставки с производства, контроль всех действий сотрудников, система полностью распределяет все задания, контролирует сроки хранения и т.п. Выросла производительность и ее ценность, доступ и информация. Кроме того, пересортов сейчас нет, а раньше это была проблема. Сейчас система помогает этого избежать», — отмечает начальник отдела складской логистики ОАО «Красный пищевик» Виктор Тябус.

Россия: тренды те же, решения – другие 

На российском рынке практически та же картина на складском рынке, что и в Беларуси. Рост строительства складов не покрывает спрос.  Там также сокращается доля вакантных площадей на фоне роста арендной ставки. Так, в Санкт-Петербурге и области доля свободных складских площадей составляет 0,6%, а в регионах России – 0,3%. При этом средневзвешенная ставка аренды на складские площади класса A составляет 7200 росс. руб. за квадратный метр в год, а в регионах России – 6750 росс. руб.

В России дефицит рабочей силы оценивается в 20 — 38%. Ресурсов нет в Москве, области, на удаленных регионах они тоже отсутствуют. Уход любого комплектовщика, водителя – это ЧП, которое разбирается на уровне операционного директора. В 2023 – 2024 гг. аналитики ожидают рост зарплат для работников складского рынка на 20 — 30%.

«Российские девелоперы смотрят на Беларусь, но не планируют новых проектов по строительству», — отмечает исполнительный директор NAI Belarus Андрей Алешкин. По оценкам коммерческого директора «ТУТ и ТАМ Логистикс» Дмитрия Уткина, российские девелоперы переориентировались на Казахстан.

Что касается российских логистических операторов и ритейлеров, они в ближайшие три года также не придут в Беларусь, считают эксперты. И за это время можно подготовиться действующим игрокам и закрепиться на рынке, т.к. российские компании могут составить им жесткую конкуренцию.