В случае хищения имущества, в отношении которого стороны заключили договор об оказании услуг по охране, при предъявлении требований о взыскании убытков следует учитывать:

— положения ст. 291 ГК, поскольку исполнять обязанности по договору должен как исполнитель, так и заказчик;

— нормы ст. 372 ГК, предусматривающие основания ответственности за нарушение обязательства.

Пример

Истец (заказчик) и ответчик (исполнитель) заключили договор об оказании услуг по охране объектов (имущества) с использованием средств и систем охраны. По условиям договора ответчик нес ответственность (за исключением определенных случаев) за ущерб, причиненный по его вине в результате краж находившегося на объектах истца имущества, совершенных посторонними лицами в период, когда объекты находились под пультовой охраной. Стороны также предусмотрели случаи освобождения ответчика от ответственности в случае невыполнения истцом мероприятий, установленных актом обследования.

В период действия договора неустановленные лица путем взлома запорных устройств входных дверей проникли в помещение охраняемого ответчиком объекта и похитили из банкомата 12 055 рублей.

Истец, полагая, что ответчик ненадлежаще исполнил обязательства по договору, потребовал взыскать с него 12 055 рублей убытков.

Оценивая требования истца, суд первой инстанции учел, что за несколько месяцев до хищения истец и ответчик дважды совместно обследовали объект и составили акты. В них указали недостатки технической укрепленности объекта, мероприятия по их устранению со сроками выполнения. Однако истец рекомендации по повышению уровня защищенности объекта не выполнил.

Проанализировав действия сотрудников ответчика и материалы служебной проверки, суд первой инстанции пришел к выводу, что ответчик не допустил нарушений требований локальных правовых актов МВД и предпринял все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательств. Это стало основанием для отказа в удовлетворении иска.

Истец с решением суда первой инстанции не согласился и подал апелляционную жалобу, в которой указал, что:

— вывод суда о принятии ответчиком всех мер для надлежащего исполнения обязательств, сделанный на основании времени прибытия группы задержания, не соответствовал действительности;

— ориентировочное время прибытия наряда по договору (7 мин) устанавливалось для прибытия группы задержания при выезде из дальней точки зоны реагирования. Однако в данном случае группа задержания выезжала не из дальней точки, поэтому и прибыла в течение 1 мин 40 сек, что не доказывало надлежащего исполнения обязательств ответчиком;

— служебная проверка по факту кражи денежных средств из охраняемого банкомата не могла служить доказательством невиновности ответчика, т.к. проверку проводило МВД, в состав которого входил ответчик;

— камеры видеонаблюдения зафиксировали, что на момент прибытия группы задержания преступники находились у банкомата. Если бы действия сотрудников ответчика были правильными, преступников удалось бы задержать;

— неправильные действия сотрудников ответчика усматривались из содержания радиопереговоров, в результате преступникам удалось скрыться;

— при обследовании здания сотрудники ответчика не выявили и не внесли в оперативную карточку уязвимое место — второй (запасной) вход в здание, через который проникли преступники. В результате дежурный пульта управления ответчика дезориентировал прибывшую на место группу задержания, передав по радиостанции, что в здании только одна дверь, которую и блокировали оба сотрудника;

— сотрудники ответчика, вместо того чтобы организовать осмотр здания с использованием служебной собаки и задержание преступников, запросили помощь РОВД. За время ее ожидания преступники скрылись;

— суд первой инстанции не учел, что по результатам обследования объекта ответчик пришел к выводу о возможности дальнейшего оказания охранных услуг без установления рольставен. Суд необоснованно не принял во внимание довод истца об отсутствии причинно-следственной связи между кражей и невыполнением истцом предусмотренных актами обследования рекомендаций.

Ответчик с доводами апелляционной жалобы не согласился:

— вопреки утверждениям истца, ответчик обязательства исполнял с необходимой степенью заботливости и осмотрительности;

— отсутствие нарушений ответчиком требований локальных правовых актов подтвердили материалы служебной проверки МВД;

— сотрудники ответчика действовали в соответствии с обстановкой и инструкциями, что подтвердила проверка МВД;

— причиной рекомендаций об усилении защиты банкомата, в том числе об установке рольставен, стала степень его уязвимости;

— сотрудники ответчика после осмотра центрального входа осматривали здание по периметру с разных сторон. Один из сотрудников обнаружил открытую дверь запасного входа и передал информацию об этом коллеге, после чего блокировал дверь.

Суд апелляционной инстанции установил следующее.

Кражу денежных средств из банкомата преступники совершили, взломав запорные устройства входных дверей и отжав двери сейфа. Группа задержания ответчика прибыла на охраняемый объект в течение 1 мин 40 сек с момента поступления сигнала тревоги. При этом по договору ориентировочное время прибытия составляло 7 мин.

Скорость прибытия группы свидетельствовала, что ответчик предпринял необходимые действия по надлежащему исполнению обязательств. Помимо этого, уведомление получил РОВД, сотрудники которого также выехали на помощь группе задержания.

Довод, что расценивать время прибытия сотрудников ответчика в качестве доказательства надлежащего исполнения обязательств нельзя, истец не подкрепил какими-либо доказательствами. Довод, что радиопереговоры свидетельствовали о явных нарушениях в действиях сотрудников ответчика, истец не конкретизировал и не указал, что именно и кто из сотрудников нарушил. Довод, что на записи отсутствовал лай собаки, не свидетельствовал об ее отсутствии, поскольку речь шла о специально обученной служебной собаке.

По прибытии на место происшествия сотрудники ответчика приступили к осмотру здания, обнаружили открытую дверь запасного входа и блокировали ее. Это опровергает довод истца, что неотражение в оперативной карточке объекта информации о наличии запасного входа повлияло на возможность задержания преступников. Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что в качестве объекта охраны в оперативной карточке указывалось не все здание, а помещение с банкоматом и, соответственно, уязвимые места именно этого помещения.

Вывод суда первой инстанции, что сотрудники ответчика приняли все меры для надлежащего исполнения обязательства, соответствовал выводу служебной проверки по факту кражи денежных средств из охраняемого банкомата.

Лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Исключение составляют случаи, когда законодательство или договор предусматривают иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при должной степени заботливости и осмотрительности приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывает лицо, нарушившее обязательство. Когда иное не определяет законодательство или договор, такое лицо несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение было невозможно вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 13 ст. 372 ГК).

Проанализировав представленные доказательства, суд апелляционной инстанции не нашел в действиях сотрудников ответчика недостатков и нарушений, которые привели бы к причинению ущерба истцу. Доводы истца основывались на предположении, как, по его мнению, должны были действовать сотрудники ответчика и как в этом случае могла бы развиваться ситуация.

По поводу причинно-следственной связи между действиями (бездействием) сторон и фактом причинения истцу убытков суд апелляционной инстанции отметил следующее. Ответчик дважды указывал истцу на необходимость установить противовзломные рольставни, однако истец эти указания не выполнил.

Договор обязал ответчика обследовать техническую укрепленность объекта и разрабатывать мероприятия по устранению ее недостатков. Данную обязанность закрепляла и Инструкция о порядке организации работы по оказанию (выполнению) охранных услуг (работ) Департаментом охраны МВД.

В свою очередь, истец обязался выполнять мероприятия, предусмотренные актом обследования, в определенные им сроки и производить модернизацию, включая дополнительную установку средств охраны для защиты уязвимых мест. Ответчик информировал истца о необходимости усилить охрану банкомата не только в актах обследования, но и в двух письмах. Однако рекомендации ответчика истец не выполнил. Довод истца, что противовзломные рольставни не смогли бы воспрепятствовать проникновению преступников в помещение с банкоматом, не подкреплялись какими-либо доказательствами и, соответственно, выражали субъективное мнение.

В силу ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями законодательства. Стороны договора установили, что исполнитель (ответчик) освобождается от ответственности за кражу, уничтожение, повреждение находящегося на объектах имущества, совершенные вследствие невыполнения заказчиком (истцом) мероприятий, установленных актом обследования.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции счел недоказанным ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору и наличие причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) и причинением истцу убытков. Поэтому оставил решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции, как и решение суда первой инстанции, без изменений.