Возложение субсидиарной ответственности на участников хозяйственного общества — банкрота по его долгам требует индивидуального подхода. Причем необходимо оценивать фактическую роль каждого из них в возникновении обстоятельств, которые повлекли банкротство. Само по себе участие ответчика в хозяйственном обществе не должно предопределять исход дела.

Фабула дела

Антикризисный управляющий предъявил к гражданину Н. — директору ООО «Д», признанного банкротом, иск о взыскании в порядке субсидиарной ответственности задолженности перед бюджетом. После возбуждения производства по делу экономический суд по ходатайству истца в качестве соответчиков привлек участников ООО «Д» — граждан А., Б. и В.

Позиция истца

Экономический суд признал ООО «Д» банкротом и открыл в отношении его ликвидационное производство. Антикризисный управляющий установил, что ООО «Д» имело непогашенную кредиторскую задолженность. В нее входили требования об уплате налогов и пени по акту выездной налоговой проверки. Деньги на расчетном счете ООО «Д» отсутствовали.

Возражения по указанному акту ООО «Д» не подавало. На дату открытия конкурсного производства правом подписывать банковские документы обладал ответчик Н. Антикризисный управляющий запросил у него учредительные документы и документы о финансово-хозяйственной деятельности ООО «Д», но Н. их не представил.

Ответчик Н. ненадлежащим образом исполнил должностные обязанности: не организовал работу бухгалтерии, не обеспечил ведение бухучета имущества и обязательств ООО «Д», его доходов, расходов, а также иных объектов налогообложения и сохранность документов. В результате таких действий (бездействия) возникла задолженность перед бюджетом, которая и привела ООО «Д» к банкротству.

По мнению истца, вина соответчиков заключалась в том, что они учредили ООО «Д» и обязаны были не допустить банкротства.

Позиции ответчиков

1. Ответчик Н. иск не признал. Он заявил, что прекратил трудовые отношения с ООО «Д» задолго до возникновения налоговых обязательств, приведших к банкротству. В подтверждение этого Н. представил суду ксерокопию страницы трудовой книжки с учиненной им самим записью об увольнении со ссылкой на приказ. При этом решение собрания участников ООО «Д» о расторжении с Н. трудового контракта, а также соответствующий приказ ответчик не представил.

2. Соответчики А. и Б., надлежащим образом извещенные о месте, дате и времени судебного разбирательства, от участия в процессе самоустранились. Отношение к предъявленному иску они не высказали.

3. Участник В. иск не признал, объяснив свою позицию следующим.

Участника юридического лица или других лиц, имеющих право давать обязательные для него указания либо возможность определять его действия, можно привлечь к субсидиарной ответственности. Но только в случае, если банкротство повлекли их указания и (или) действия <1>. Причем необходимо установить следующие обстоятельства:

1) вправе ли было лицо давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом определять его действия;

2) реализовало ли это лицо вышеназванное право;

3) существовала ли причинно-следственная связь между реализацией прав и (или) возможностей данного лица в отношении юридического лица и последствиями в виде признания его банкротом <2>.

Истец не представил доказательств, что в отношении ответчика В. все вышеуказанные условия имели место. Из материалов дела следовало, что причиной банкротства ООО «Д» стало неисполнение налоговых обязательств. Оно не было связано ни с действиями, ни с бездействием В.

НА ЗАМЕТКУ
Решения по всем вопросам деятельности хозобщества, за исключением отнесенных уставом к компетенции общего собрания участников, самостоятельно принимает его исполнительный орган (директор).
Руководитель организации несет ответственность за организацию хранения первичных учетных документов, регистров, отчетности, других документов, связанных с бухучетом и составлением отчетности <3>.

Ответчик В. не руководил ООО «Д», бухучет и отчетность не вел. Вмешиваться в деятельность директора не имел ни права, ни фактической возможности. При этом В. интересовался деятельностью ООО «Д» и неоднократно обращался к директору и участникам А. и Б. с запросами. В них он просил предоставить информацию о деятельности общества.

Все запросы В. директор и участники А. и Б. проигнорировали. Ответчик В. не располагал сведениями о состоянии дел в ООО «Д», включая информацию о неисполнении им налоговых обязательств и банкротстве.

Из материалов дела усматривалось, что в нарушение требований Закона «О бухгалтерском учете и отчетности» ответчик Н. как директор ООО «Д» не организовал должным образом бухучет и не создал условий для правильного его ведения. В результате этого образовалась задолженность перед бюджетом по налогам и пене.

Более того, Н. продолжал совершать юридически значимые действия от имени ООО «Д» в течение длительного времени после даты, которую он назвал в качестве дня своего увольнения с должности директора. В частности, Н. по-прежнему распоряжался расчетным счетом ООО «Д».

Статья 62 Закона «О хозяйственных обществах»

Исполнительный орган общества (директор) несет ответственность за организацию, состояние и достоверность учета и отчетности в хозобществе, своевременное представление бухгалтерской (финансовой), статистической и иной отчетности в соответствующие госорганы (организации).

Таким образом, установленные инспекцией МНС нарушения налогового законодательства стали итогом ненадлежащего исполнения ответчиком Н. обязанностей по организации бухучета в ООО «Д».

Прямую причинно-следственную связь с банкротством создало бездействие ответчика Н. Оно имело место в течение длительного периода при принятии решений по вопросам:

— продолжения либо прекращения деятельности ООО «Д»;

— организации бухучета;

— обеспечения оборотными и внеоборотными активами;

— исполнения налоговых обязательств;

— представления документов налоговому органу.

Достоверные сведения об увольнении в установленном уставом порядке ответчика Н. с должности директора в деле отсутствовали. Сведений о передаче ответчиком Н. документов участникам ООО «Д» или иному руководителю в материалах дела также не было.

Таким образом, именно неправомерное бездействие ответчика Н. стало причиной банкротства ООО «Д». Как следствие, именно Н. следовало привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Д».

Каких-либо достоверных и убедительных доказательств, свидетельствовавших об отсутствии вины в доведении ООО «Д» до банкротства, Н. не представил. Будучи директором, он мог определять действия ООО «Д», однако проявил легкомысленное или недобросовестное бездействие. Кроме того, Н. игнорировал положения законодательства и устава ООО «Д».

В то же время у участника В., которому принадлежала доля в размере 33,33% в уставном фонде, в силу своих обязанностей, установленных Законом «О хозяйственных обществах» и уставом, не было возможности определять финансово-хозяйственную деятельность ООО «Д» и его экономические результаты. Никаких указаний директору относительно деятельности ООО «Д» В. не давал и давать не мог.

Вину ответчика В. в несохранности первичных учетных документов, а также в неисполнении ООО «Д» налоговых обязательств выездная налоговая проверка не установила. При данных обстоятельствах ответчик В. не имел реальной возможности оказывать влияние на ситуацию и предотвратить банкротство ООО «Д», о наступлении которого он не знал.

Истец не представил доказательств, что ответчик В. не исполнил какую-либо конкретную установленную законодательством и (или) уставом ООО «Д» обязанность, результатом чего стало его банкротство. Неконкретизированно вменять бездействие в вину ответчику В. недопустимо.

ООО — это объединение капиталов. Участник не обязан руководить финансово-хозяйственной деятельностью общества и контролировать ее. Соответственно, нельзя возлагать на участника субсидиарную ответственность лишь на основании того, что он якобы виновен в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей директором хозяйственного общества. Это несовместимо с основополагающим принципом ограниченной ответственности.

Недопустимо также привлекать участника к субсидиарной ответственности за бездействие, когда отсутствует причинно-следственная связь между его поведением и фактом банкротства хозяйственного общества.

Нельзя, подменяя понятия, интерпретировать права участников хозяйственного общества как их обязанности. Недопустимо также расширительно толковать нормы права и положения устава и относить к обязанностям участника общества принятие решений по вопросам, которые входят в компетенцию руководителя. Именно он отвечает за обеспечение сохранности первичных учетных документов, организацию бухучета, исполнение налоговых обязательств и т.д.

Решение суда

Суд согласился с доводами ответчика В. и пришел к выводу, что иск был обоснованным только в отношении ответчика Н. Суд в порядке субсидиарной ответственности взыскал с Н. задолженность по обязательствам ООО «Д» перед бюджетом и госпошлину. Кроме того, суд взыскал с истца в пользу ответчика В. расходы на услуги адвоката и оказание юридической помощи.

Заключение

В предмет доказывания по делам о субсидиарной ответственности должна входить не только возможность участника хозяйственного общества определять его действия. Необходимо принимать во внимание и причинную связь между действиями (неправомерным бездействием) участника и возникновением обязательств, по которым на него можно возложить субсидиарную ответственность.

Опубликовано в журнале «Промышленно-торговое право», 2017, № 6