Унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом <*>. Статус такого имущества ГК не конкретизирует. Это может быть в том числе имущество, закрепленное за организацией на праве хозведения. Значит, на него могут обратить взыскание в рамках исполнительного производства <*>.

Первая инстанция пришла к выводу, что судебный исполнитель неправомерно передал на реализацию недвижимость, принадлежавшую должнику на праве хозведения. Права должника на такое имущество ограничены. Оно находилось в собственности Республики Беларусь, что предусматривало особый порядок отчуждения. Поэтому, по мнению суда, требовалось согласие собственника.

Верховный Суд такой вывод опроверг. Судебный исполнитель правомерно передал недвижимость на электронные торги. Его действия соответствовали законодательству об исполнительном производстве и предоставленным полномочиям. При недостаточности у должника денег взыскание обращается на иное имущество, в том числе принадлежащее ему на праве хозведения.

Суд отклонил доводы должника, что:

— согласно п. 3 ст. 276 ГК организации не вправе продавать принадлежащую им на праве хозведения недвижимость без согласия собственника;

— п. 3 ст. 276 ГК имеет большую юридическую силу по сравнению с Законом об исполнительном производстве, который допускает обращение взыскания на имущество должника, принадлежащее ему на праве хозведения.

Суд счел, что судебный исполнитель правомерно руководствовался положениями специального НПА — Закона об исполнительном производстве.

Читайте этот материал в ilex
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex