При реорганизации должника в исполнительном производстве судебный исполнитель заменяет его правопреемником по заявлению стороны или по своей инициативе <*>. Может ли этому препятствовать взыскатель, который против замены?

Судебный исполнитель заменил должника на выделенную из него организацию. Взыскатель оспорил замену, указав, что выполнить обязательства должен первоначальный должник в силу п. 2 ст. 56 ГК. Согласно данной норме взыскатель, получивший уведомление о реорганизации, вправе потребовать от должника выполнить обязательства. Поскольку долг он не погасил, правопреемство и замена стороны, по мнению взыскателя, были неправомерными.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования взыскателя отказал. Судебный исполнитель при замене стороны основывается на документах, подтверждающих переход прав и обязанностей к правопреемнику. Такие документы у судебного исполнителя были, поэтому и замена была обоснованной.

Апелляционная инстанция пришла к иному выводу и согласилась с доводами взыскателя. Передача спорного обязательства выделенной организации в данном случае была невозможна. На основании требования взыскателя должник обязан был погасить долг до окончания процедуры реорганизации. В ином случае нарушаются положения п. 2 ст. 56 ГК о прекращении выполнения обязательства именно должником.

Верховный Суд поддержал решение суда первой инстанции о правомерности замены должника:

— замена стороны в исполнительном производстве возможна, если правопреемство допускает законодательство. Так, п. 4 ст. 54 ГК  разрешает переход прав и обязанностей от реорганизуемого юридического лица к выделенной из него организации в соответствии с разделительным балансом;

— судебный исполнитель получил документы о правопреемстве. У него не было правовых оснований отказать должнику в замене стороны;

— взыскатель ссылался на неправомерность передачи спорных обязательств по разделительному балансу. Это свидетельствовало о споре между сторонами. У судебного исполнителя нет полномочий на разрешение такого спора;

— апелляционная инстанция вышла за пределы предмета судебного разбирательства, когда дала оценку правомерности перехода обязательств выделенной организации. Суд второй инстанции не указал обстоятельства, которые препятствовали бы замене и которые должен был оценить судебный исполнитель. Также отсутствовали ссылки на нормы, позволяющие судебному исполнителю оценивать правомерность передачи обязательств при реорганизации.

Мнение юриста

Камаль Терехов, ведущий юрист судебной практики адвокатского бюро “РЕВЕРА” пояснил следующее.

Замена стороны исполнительного производства правопреемником производится на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих переход прав и обязанностей, если правопреемство допускает законодательство. При этом правопреемнику переходят права и обязанности, установленные законодательством <*>.

Таким образом, при замене стороны исполнительного производства судебный исполнитель выполняет техническую функцию: проверяет допустимость правопреемства на основании законодательства. В данном случае реорганизация была допустимой по ст. 54 ГК, правопреемство подтверждал разделительный баланс. Переход обязанностей по конкретному обязательству зафиксировало приложение к разделительному балансу.

На практике недобросовестные должники иногда используют реорганизацию как способ уклонения от погашения долгов. Вместе с тем судебный исполнитель не может подменять собой суд или правоохранительные органы, потому не обязан исследовать финансовое состояние правопреемника или наличие неудовлетворенных требований кредиторов. В связи с указанным судебный исполнитель не может отказать в перемене стороны по результатам реорганизации, даже если знает о наличии неудовлетворенного требования кредитора.

В целом кредитор достаточно ограничен в вариантах защиты своих интересов. К примеру, правом признать недействительной регистрацию созданного юридического лица или изменений (дополнений) в учредительные документы в результате реорганизации, осуществленной на основании заведомо ложных сведений, обладают только уполномоченные госорганы на основании п. 26 Положения о госрегистрации субъектов хозяйствования.

Кредитор может обжаловать действия регистрирующего органа по регистрации, если они нарушили его права и законные интересы. Однако по аналогии с обжалованием замены стороны в исполнительном производстве в таких делах не может быть спора о праве.

На практике встречается еще один вариант: признание недействительным (установление факта ничтожности) разделительного баланса (передаточного акта) и перехода прав и обязанностей по нему правопреемнику. К примеру, в деле N 65-2/2019/5А/243К суд установил факт ничтожности передаточного акта, оформленного в процессе реорганизации, и расценил ее как сделку. Упомянутый документ влек переход права собственности на недвижимое имущество. Однако сложно сказать, применима ли такая же логика в случае перехода обязанностей по денежному обязательству.

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex