Стали вырисовываться потери, которые белорусская экономика может понести по итогам 2022 года. По оценкам правительства и экспертов Евразийского банка развития (ЕАБР), страна рискует недосчитаться около десяти миллиардов долларов. Окончательный расклад во многом зависит от скорости адаптации экономики к изменившимся условиям. Важную роль в этом, по мнению аналитиков, может сыграть раскрепощение предпринимательской инициативы.

Что есть по факту

Источник — https://ru.freepik.com/

По словам первого вице-премьера Николая Снопкова, прямое влияние западных санкций затронуло около 20% белорусской экономики и косвенно распространилось на всю оставшуюся ее часть. Поэтому ВВП Беларуси в январе–апреле уже снизился на 2,1%.

Основных каналов влияния санкций три, констатировал Снопков. Первый — на движение товара, прямые торговые ограничения на поставку отдельных видов продукции, логистические и финансовые рестрикции, которые сужают экспорт даже несанкционных товаров. Второй — запрет импорта из недружественных стран, в том числе технологий и оборудования. Третий — отключение от SWIFT ряда крупных банков, запрет операций с Национальным банком, ограничение доступа на финансовые рынки.

Однако негативное влияние «недружественных действий на экономику нарастает».

— С июня премиальный европейский рынок будет закрыт для древесины, черных металлов и изделий из них, цемента, шин, а это порядка 1,8 млрд долларов экспортной выручки. В целом санкционные ограничения и утрата украинского рынка оцениваются в 14 млрд долларов потерь экспортной выручки до конца года, или около 30% снижения экспорта, — сказал первый вице-премьер.

По итогам 5 месяцев 2022 года наиболее существенно снизились объемы продаж калийных удобрений и нефтепродуктов. Эти две позиции (их удельный вес 13%) повлияли в целом на результат промышленного комплекса. Ситуация с экспортом удобрений и нефтепродуктов негативно сказалась на транспортной отрасли и оптовой торговле.

После 24 февраля санкционное давление усилилось на все виды транспорта. В итоге автомобильный и железнодорожный транспорт прочувствовали снижение грузооборота. Полностью прекращены перевозки в украинском направлении. Страны Евросоюза также ввели ограничения для белорусских компаний на перевозки грузов в пределах ЕС, в том числе транзитом.

Что касается авиатранспорта, то страны ЕС запретили использовать их воздушное пространство. К ним присоединились отдельные партнеры Беларуси по ЕАЭС, сказал Снопков.

— Закрыто воздушное пространство Украины, большинство иностранных авиаперевозчиков ушли с нашего рынка. Из 10 перевозчиков осталось 3 – «Белавиа», «Узбекистан Эйрвейс» и «Аэрофлот». Кроме этого, флот ЕС летает в обход Беларуси, что влияет на работу «Белаэронавигации». За 4 месяца обслужено в 2 раза меньше полетов. Наша авиация в таких условиях летает по измененным маршрутам, что, к сожалению, увеличивает время и расстояние полетов. Помимо увеличения стоимости это вызывало нехватку самолетов. В прошлом году парк «Белавиа» составлял 29 самолетов, в том числе 18 в лизинге. В связи с тем, что санкции ЕС предусматривают разрыв лизинговых контрактов, 15 самолетов были возвращены лизингодателям, 3 благодаря оперативному решению президента были полностью оплачены и выкуплены обратно, — пояснил первый вице-премьер.

Что прогнозируется

В майском макроэкономическом прогнозе Евразийского банка развития говорится, что экономика Беларуси в 2022 году упадет на 6,5%.

— Последствия ограничений со стороны ряда западных стран, разрывы производственных и логистических цепочек, а также спад российской экономики могут привести к потере около 10 млрд долларов (или примерно 20%) экспорта товаров и услуг в текущем году, — говорится в обзоре.

Эксперты ЕАБР прогнозируют, что вторичными эффектами падения белорусского ВВП станут сокращение доходов предприятий и населения, рост неполной занятости и безработицы, углубление спада инвестиций и сжатие потребительского спроса. По их оценке, снижение цен импорта нефти и газа из России может частично ограничить вторичные негативные эффекты, однако, скорее всего, не окажет значимого влияния на производство в силу затруднений со сбытом. Пространство для бюджетной и денежно-кредитной поддержки экономики ограничено.

По оценке аналитиков банка, инфляция в Беларуси в текущем году может вырасти до 18%, в основном в связи с ослаблением белорусского рубля, повышением инфляционных ожиданий, разрывами транспортно-логистических цепочек, ускорением роста цен в России и на мировых сырьевых рынках.  Сжатие внутреннего спроса будет сдерживать ускорение инфляции.

Подстройка цен под изменение курса рубля, скорее всего, завершится в 2022 году, что будет способствовать ослаблению инфляционного давления в следующем году, полагают эксперты.

В ЕАБР ожидают, что ставку рефинансирования в 2022 году будет на уровне 12–15%, несмотря на существенное ускорение инфляции.

— В условиях значительного снижения спроса в экономике выгоды от жесткой денежно-кредитной политики не покрывают издержек в виде потерь ВВП. Значительное повышение ставки рефинансирования может способствовать более быстрому замедлению инфляции, однако сопряжено с углублением экономического спада. Это может усилить риски возникновения кризиса неплатежей в реальном секторе. На фоне повышенной неопределенности и рисков для банков условия рыночного кредитования будут оставаться сдерживающими и без изменения ставки рефинансирования, — пишут аналитики.

Средний курс белорусского рубля к доллару прогнозируется в размере 2,78 в 2022 году.

— Ключевым фактором ослабления национальной валюты станет уменьшение профицита внешней торговли товарами и услугами в результате ограничений. В базовом сценарии прогнозируем снижение профицита примерно до 1–1,5 млрд долларов в текущем году с 3,8 млрд долларов в 2021 году, несмотря на ожидаемое сжатие импорта. В нормальных условиях при хроническом дефиците инвестиционных доходов такое изменение профицита внешней торговли могло бы привести к существенному давлению на курс белорусского рубля. Допускаем, что население уменьшит покупку валюты из-за сокращения доходов и возможного уменьшения валютной ликвидности банков. В совокупности с возможным ограниченным выводом дивидендов из страны это уменьшит масштаб ослабления национальной валюты. В среднесрочной перспективе тенденция снижения стоимости белорусского рубля сохранится в связи со сравнительно низкими темпами роста потенциального ВВП, — считают в ЕАБР.

Впрочем, аналитики считают, что скорость адаптации белорусской экономики к изменившимся условиям функционирования сильно неопределенна. В связи с этим объемы и темпы переориентации выпадающего экспорта, а также вторичные эффекты снижения валютной выручки на потребительскую и инвестиционную активность в настоящее время невозможно оценить с высокой точностью. Угроза ужесточения ограничений сохраняется, а перспективы скорого налаживания цепочек поставок неочевидны. При неблагоприятном развитии событий падение ВВП Беларуси в 2022 году превысит 10%.

Что можно сделать

Правительство Беларуси ведет переговоры об увеличении грузооборота со странами СНГ, Китая и Турции, бизнес пытается выстраиваться новые транспортно-логистические цепочки.

Наиболее емкие и перспективные рынки для переориентации экспорта — Россия и Китай. В марте в эти две страны было поставлено почти 60% товаров.

— В Россию планируем нарастить экспорт на 6,4 млрд долларов, или c ростом почти 40% к уровню 2021 года. В КНР на текущий год отрабатывается экспортная заявка по товарам на общую сумму 2 млрд долларов. Половина из них — продовольствие, — сказал Николай Снопков.

Однако, по его словам, остаются товары, быстрая и полная переориентация которых невозможна. Это нефть и нефтепродукты, калийные, азотные и смешанные удобрения. Их объем оценивается почти в 12 млрд долларов.

— Проблема не только в отсутствии необходимой портовой инфраструктуры. Не только в том, что эти товары являются санкционными. Основные проблемы сегодня — это просто отказ трейдеров и владельцев танкеров брать на себя риски перевозки белорусских грузов, а также отказы европейских банков в проведении платежей, — констатировал первый вице-премьер.

Что касается импорта, то также ведется поиск альтернативных поставщиков. Но и тут ставка на Россию и Китай. В итоге только за первый квартал объем импорта из этих стран по сырью, материалам, комплектующим без энергоресурсов вырос на 473 млн долларов. Помимо этого отрабатываются вопросы параллельного импорта, уже разработан соответствующий законопроект, сообщил Снопков.

Выделены ресурсы на поддержку экспортеров и реализацию программы по импортозамещению.  В частности, на компенсацию льготных процентных ставок при экспортном кредитовании предусмотрено 4,5 млрд рублей, что на 40% больше средств, чем в 2021 году. Кроме того, разрешено предэкспортное кредитование продовольственных товаров и увеличены сроки возврата экспортных кредитов для подсанкционных предприятий.

По мнению аналитиков ЕАБР, минимизации негативных последствий, помимо наращивания социальных расходов, могла бы способствовать широкомасштабная поддержка малого и среднего бизнеса в форме максимального снижения регуляторной нагрузки.

— Раскрепощение предпринимательской инициативы, даже в небольшой ее части, может ускорить адаптацию экономики к новым условиям. Быстрая адаптация может снизить экономические потери и ограничить масштаб падения ВВП примерно 3–5% в 2022 году, — считают в банке.

Николай Снопков 30 мая анонсировал принятие мер для поддержки белорусских предприятий и бизнеса. Это касается и аренды, и расчетов, и сертификации и маркировки товаров, и определенных видов налогов.

Однако, считают в Евразийском банке развития, в среднесрочной перспективе у Беларуси преобладают риски затяжного экономического спада.

— К этому могут привести в первую очередь выпадение из глобальных технологических и производственных цепей и эрозия человеческого капитала из-за оттока высококвалифицированных специалистов и затруднения доступа к передовому научному знанию. Значителен риск углубления региональных диспропорций в экономическом развитии в Беларуси. Ранее мы оценивали рост потенциального ВВП Беларуси около 1% в год. При реализации обозначенных негативных эффектов потенциал может сократиться. Его устойчивое повышение потребует формирования институтов, порождающих стимулы для частных инициатив, — резюмируют в ЕАБР.