Белявский Сергей Чеславович,
директор юридической фирмы ООО «Экономические споры»,
медиатор, председатель третейского суда
«Экономические споры»

 Рексть Татьяна Юрьевна,
юрист

Нередко недобросовестные участники договорных отношений совершают сделки, запрещенные предписанием судебного исполнителя. Нарушение такого запрета, обязательного для должника, ведет к ничтожности сделки.

Закон об исполнительном производстве определяет условия и порядок исполнительного производства по исполнительному документу, по которому должник обязан совершить определенные действия (передать деньги и (или) иное имущество, исполнить другие требования исполнительного документа) или воздержаться от их совершения (ч. 1 ст. 2 Закона об исполнительном производстве). В случае неисполнения требований, изложенных в исполнительном документе, судебный исполнитель принимает обеспечительные меры (ч. 1 ст. 61 Закона об исполнительном производстве).

Такие меры он может принять на любой стадии исполнительного производства, в случае если их непринятие способно затруднить или сделать невозможным исполнение исполнительного документа (ч. 1 ст. 60 Закона об исполнительном производстве). Законные требования судебного исполнителя при исполнении исполнительных документов обязательны для граждан, в том числе для ИП, юридических лиц (включая госорганы, органы местного самоуправления), организаций, не являющихся юридическими лицами, их должностных лиц, и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Беларусь (ст. 7 Закона об исполнительном производстве).

Судебная практика

Судебный исполнитель в 2017 году в рамках исполнительного производства вынес предписание, запретившее должнику без письменного разрешения отчуждать имущество, открывать расчетные счета в банках, заключать договоры займа, перевода долга, уступки права требования, соглашения об исполнении обязательств третьими лицами, а также иные гражданско-правовые договоры, направленные на исполнение обязательств должника третьими лицами. Запрет действовал до уведомления об отмене предписания.

Данное предписание судебного исполнителя должник получил в установленный срок. Позже должник, новый должник и кредитор заключили договоры перевода долга. Обязательства по ним новый должник исполнил в полном объеме.

Экономический суд в 2019 году возбудил производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) должника с назначением антикризисного управляющего. В 2021 году антикризисный управляющий должника предъявил к новому должнику и кредитору иски об установлении факта ничтожности вышеуказанных договоров на основании ст. 169 ГК как сделок, не соответствующих требованиям законодательства. Истец ссылался на совершение должником оспариваемых сделок в нарушение предписания судебного исполнителя, запретившего заключать с какими-либо лицами договоры перевода долга.

Изначально суд первой инстанции по каждому исковому заявлению возбудил отдельное дело, а впоследствии объединил все дела в одно производство. Судебные инстанции удовлетворили исковые требования. При этом исходили из наличия на момент совершения оспариваемых сделок вынесенного судебным исполнителем на основании ст. 63 Закона об исполнительном производстве предписания, которое запрещало должнику заключать договоры перевода долга и было для него обязательным к исполнению.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставил без изменений (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда от 29.09.2021 по делу N 155ЭИП211917).

Таким образом, судебные инстанции пришли к выводу, что истец совершил сделку, которая не соответствовала требованиям законодательства. В связи с этим договоры перевода долга были ничтожными.

Нарушение требований судебного исполнителя (например, запрета совершать какие-либо сделки, заключать договоры перевода долга), которые для должника в силу ст. 7 Закона об исполнительном производстве обязательны к исполнению, в соответствии со ст. 169 ГК влекут ничтожность подобной сделки.