Василий Васильевич Марчук,
заместитель директора
ГУ «Научно-практический центр проблем
укрепления законности и правопорядка
Генеральной прокуратуры Республики Беларусь»,
кандидат юридических наук, доцент

1. Антикоррупционный менеджмент как инструмент профилактики

Принятие и укрепление мер, направленных на более эффективное и действенное предупреждение коррупции, является целью, провозглашенной Конвенцией Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» (далее — Конвенция). Разработка и реализация системы мер, направленных на борьбу с коррупцией, обусловлена также необходимостью обеспечения одного из важнейших принципов, закрепленных в ст. 4 Закона N 305-З, — принципа приоритета мер предупреждения коррупции.

В настоящее время в мире активизировалось движение, направленное на профилактику незаконного поведения лиц, которые дают взятки. Особо это касается ситуаций, когда инициатива идет от сотрудников коммерческих организаций в интересах этих организаций. Поэтому не случайно ст. 2 Конвенции такого рода поведение называет «активным подкупом».

Международный опыт показал, что многие коммерческие организации вынуждены приспосабливать свой бизнес к коррупционной плоскости. И чем острее конкуренция на рынке, тем выше уровень коррупциогенности. По данным неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру (Transparency International) и организации экономического сотрудничества и развития (OECD), ежегодно по всему миру предоставляются взятки на сумму около 2 триллионов долларов. Это означает, что один из каждых 30 долларов в мировом ВВП является взяткой. Коррупция увеличивает затраты на ведение бизнеса (в среднем до 10%), порождает неопределенность в предпринимательских отношениях, влечет увеличение стоимости товаров и услуг.

Неоднократные факты привлечения к корпоративной уголовной ответственности крупных компаний, повлекших выплату огромных штрафов, заставили современный топ-менеджмент задуматься о том, что ради сохранения деловой репутации имиджа своих брендов, гораздо выгоднее работать честно. Кроме того, логика общественного развития подсказывает, что бизнес-структуры тоже должны вносить активный вклад в противодействие коррупции. Но как обеспечить бизнес в странах, где доминирует коррупционная составляющая? Возникла идея о том, что сам менеджмент должен включать совокупность мероприятий, направленных на противодействие коррупции.

Международной организацией по стандартизации (ISO) с участием представителей ОБСЕ в 2016 г. был разработан специализированный стандарт ISO 37001:2016 «Системы менеджмента противодействия коррупции — требования и рекомендации по применению» (далее — ISO 37001). Если кратко, то суть антикоррупционного менеджмента выражается в создании в рамках организации такого состояния, которое бы исключало дачу взяток. При этом понятие организации в соответствии с положениями ISO 37001 трактуется достаточно широко: к ней относятся ИП, коммерческая или некоммерческая организация, организация, не обладающая статусом юрлица, и т.д.

Подобное состояние в организации формируется путем реализации целой совокупности требований и рекомендаций, к основным из которых относятся:

— оценка коррупционного риска;

— проведение в организации комплексной проверки природы и уровня коррупционных рисков;

— внедрение механизмов контроля для управления коррупционными рисками;

— средства обеспечения функционирования системы антикоррупционного менеджмента;

— определение внутренних и внешних коммуникаций, существенных для функционирования системы менеджмента противодействия взяточничеству;

— процедуры принятия мер к лицам, дающим взятки.

В соответствии с рекомендациями ISO 37001 субъект хозяйствования должен сам определить границы и сферу действия системы менеджмента противодействия коррупции. При решении этой задачи необходимо учитывать ряд факторов:

— контекст деятельности (отрасль, в которой субъект хозяйствования осуществляет (предполагает осуществлять) свою уставную деятельность; сложившийся уровень коррупциогенности (индекс коррупции) в данной отрасли экономики и регионе; законодательство, регламентирующее уставные виды хозяйственной деятельности; местонахождение организации и ее структурных подразделений; характер и масштаб экономической деятельности организации; сфера взаимодействия с государственными должностными лицами и т.д.);

— организационно-правовую форму хозяйствования (вид юрлица, полномочия по управлению организацией, состав акционеров, бизнес-модель организации, органы, контролирующие хозяйственную деятельность организации, предприятия, которые контролирует организация и др.);

— структуру организации (особенно важно здесь выделить те структурные подразделения, специфика деятельности которых не исключает появления коррупционных рисков (отделы закупки, продажи, рекламы, операционной деятельности и т.д.));

— специфику осуществления экономической деятельности (уровень сложности осуществляемых субъектом хозяйствования видов деятельности; сложившиеся хозяйственные связи с контрагентами; объем работы по агентским соглашениям (договорам поручения, комиссии, доверительного управления и т.п.); формы и сложившаяся практика проведения расчетов и т.д.);

— кадровую политику организации и трудовые отношения с работниками (порядок подбора кадров, обязанности работников по контрактам и др.);

— оценку коррупционных рисков (механизм выявления коррупционных рисков; установление критериев оценки коррупционных рисков; регулярный анализ выявленных коррупционных рисков; принимаемые меры по выявленным коррупционным рискам; постоянный мониторинг и т.д.).

Целью оценки коррупционных рисков является обеспечение возможности организации сформировать прочный фундамент для ее системы менеджмента противодействия коррупции. Оценка коррупционного риска — это анализ, выяснение в организации причин до принятия соответствующих мер. Как организация осуществляет оценку коррупционных рисков, какую методологию при этом применяет, как коррупционные риски взвешиваются и расставляются по приоритетам, каков уровень приемлемости коррупционных рисков (т.е. склонность к риску) или их допустимости — все это остается на усмотрение самой организации. В частности, сама организация устанавливает критерии оценки коррупционных рисков. При этом организация руководствуется выработанной ею политикой противодействия коррупции.

Оценка риска должна указывать менеджменту на последствия (подрыв деловой репутации организации, потеря поставщиков и других важных контрагентов, уголовная ответственность за дачу/получение взятки и т.д.). Указание на эти последствия должны демонстрировать прежде всего руководству организации и ее учредителям (акционерам), что решать экономические вопросы путем активного подкупа невыгодно для организации.

Политика противодействия коррупции в организации должна иметь документированный характер: она должна быть закреплена в ЛНПА субъекта хозяйствования. Эта политика должна быть доведена не только до сведения работников организации, но и партнерам по бизнесу, контрагентам по сделкам. Последнее имеет очень важный профилактический момент. Более того, антикоррупционная политика предполагает, что в рамках работы с деловыми партнерами по бизнесу организация вправе потребовать от партнера внедрить антикоррупционные механизмы в отношении операций, связанных с реализацией совместных проектов или сделок. Отказ партнера от внедрения и соблюдения такого рода механизма может стать основанием для прекращения экономических отношений.

Важное значение в функционировании системы менеджмента противодействия коррупции приобретает финансовый контроль. К механизму финансового контроля можно отнести разделение обязанностей при инициировании и одобрении соответствующего платежа, установление иерархических уровней полномочий для одобрения платежа, соблюдение требования об обязательном наличии сопроводительной документации, прилагаемой к соответствующему платежному документу, ограничение или запрещение использования в расчетах наличных средств, осуществление систематического и независимого аудита, периодическую смену лиц либо организаций, выполняющих аудит, и т.д.

Вместе с тем организации следует использовать и средства нефинансового контроля: проверку деловой репутации контрагентов по соответствующим сделкам, заключение контрактов только по результатам проведения в установленном порядке торгов, разделение обязанностей между сотрудниками при реализации условий контракта, установление процедуры удостоверения контракта и изменений или дополнений к нему подписями нескольких ответственных работников организации, предоставление соответствующего инструментария или шаблонов для помощи персоналу (практических руководств, инструкций, схем согласования, чек-листов, форм, моделей последовательности выполнения работ или оказания услуг и т.д.).

Особое внимание в реализации антикоррупционного механизма в организации следует уделять требованиям по подбору персонала и проблематике стимулирования оплаты труда работников. Например, неправильно организованное и неконтролируемое премирование работников может закономерно сформировать почву для взяточничества. Установленный в организации механизм материального поощрения (премии, бонусы, льготы и т.д.) могут стимулировать, даже непреднамеренно, дачу работниками организации взяток. Так, если премирование работника определяется на основании количества заключенных контрактов с организацией, то, соответственно, у этого работника может вполне естественно возникнуть желание дать взятку для того, чтобы обеспечить заключение контракта. Аналогичная мотивация может возникнуть и в случае, если к работнику предъявляются завышенные требования (например, работнику ставится задача любой ценой выполнить план по продажам). В целом организация должна быть весьма осторожной в выборе средств поощрения работников, поскольку угроза потери бонуса и прочих видов поощрения может побудить персонал к сокрытию нарушений антикоррупционных требований.

В самом обобщенном виде ISO 37001 предполагает следующие преимущества:

— создание возможности через локальные правовые акты организации разработать, сравнить или улучшить существующую программу противодействия коррупции;

— внедрить в конкретной организации антикоррупционную систему управления, усилить текущий контроль;

— установить гибкую систему оценки коррупционных рисков с учетом специфики деятельности конкретного предприятия и той отрасли, в которой это предприятие работает;

— дать правовую оценку бизнес-проектам и статусу деловых партнеров по бизнесу;

— не исключается возможность получения публичного документа — сертификата на соответствие деятельности предприятия системе антикоррупционного менеджмента.

Главная идея стандарта: нужно вести борьбу с теми, кто дает взятки (активным подкупом). По своему содержанию этот стандарт весьма гибкий и может быть приспособлен к деятельности многих организаций независимо от формы собственности. При этом требования, обусловленные системой антикоррупционного менеджмента, не обязательно должны распространяться на всю организацию. Эти требования могут быть адресованы и отдельному структурному подразделению, специфика деятельности которого предполагает возможность возникновения коррупционных рисков (например, отдел продаж).

Таким образом, активный подкуп должен подвергаться не только осуждению в рамках процедуры по уголовному преследованию, но и порицанию со стороны бизнес-сообщества, признаваться недопустимым поведением со стороны предпринимателей, быть положенным в основу формирования иной бизнес-культуры.

Положения стандарта ISO 37001 заставляют задуматься над пониманием определенных понятий, создающих условия для коррупции. Например, определение понятия «конфликт интересов», которое дано в абз. 12 ст. 1 Закона N 305-З, связано с возможностью оказания влияния на принятие соответствующих решений только государственным должностным лицом. К конфликту интересов относится «ситуация, при которой личные интересы государственного должностного лица, его супруга (супруги), близких родственников или свойственников влияют или могут повлиять на надлежащее исполнение государственным должностным лицом своих служебных (трудовых) обязанностей при принятии им решения или участии в принятии решения либо совершении других действий по службе (работе)».

Вместе с тем стандарт ISO 37001 данное понятие трактует значительно шире. К конфликту интересов относятся ситуации, при которых деловые, финансовые, семейные, политические или личные интересы могли бы влиять на решения лиц при выполнении ими своих обязанностей в организации. С позиции системы антикоррупционного менеджмента стандарт ISO 37001 определяет, что организации следует выявлять и оценивать риск не только внутренних, но и внешних конфликтов интересов. Организация должна проинформировать всех своих работников об их обязанности сообщать о любых действительных или возможных конфликтах интересов, таких как семейные, финансовые, или иные связи, имеющие как прямое, так и косвенное отношение к их работе. Это создает возможность организации выявить возможные злоупотребления со стороны соответствующих работников (например, менеджер по продажам организации состоит в родственных связях с менеджером по закупкам организации-покупателя; профильный менеджер организации имеет личный финансовый интерес в конкурирующем бизнесе и т.д.).

Республика Беларусь в лице Госстандарта с 1993 г. является полноправным членом Международной организации по стандартизации. На основе стандарта ISO 37001 в Республике Беларусь был подготовлен проект национального стандарта СТБ ISO 37001-2020 «Системы менеджмента борьбы со взяточничеством. Требования и руководство по применению», который был утвержден и введен в действие постановлением Госстандарта N 8.

2. Антикоррупционные стандарты как способ совершенствования деятельности комиссий по противодействию коррупции

На состоявшейся в Республике Беларусь в ноябре 2017 г. межведомственной конференции «Правовые и организационные вопросы практики применения и пути совершенствования законодательства о борьбе с коррупцией» с участием заинтересованных госорганов, организаций, представителей научных кругов и общественности оглашались результаты проведенного Генпрокуратурой Республики Беларусь при участии заинтересованных госорганов обобщения практики применения норм Закона N 305-З. В рамках проведенного обобщения, в частности, было обращено внимание на ряд недостатков в деятельности комиссий по противодействию коррупции. Было отмечено, что степень влияния данных комиссий на проявление коррупции не в полной мере отвечает предъявляемым требованиям: не проводится необходимая аналитическая работа, отсутствует надлежащее планирование деятельности комиссий, должный контроль за исполнением решений, планируемые мероприятия, как правило, однотипны и формальны, не способны обеспечить эффективность работы по координации деятельности подчиненных органов и организаций в вопросах противодействия комиссий. Констатировалось отсутствие инициативы со стороны граждан и организаций к участию в работе комиссий по противодействию коррупции. С тех пор мало что изменилось в рассматриваемом контексте.

В соответствии с действующей редакцией ч. 1 п. 1 Типового положения о комиссии по противодействию коррупции (далее — Типовое положение) указанные комиссии в обязательном порядке создаются в республиканских органах государственного управления и иных государственных организациях, подчиненных Правительству Республики Беларусь, областных, Минском городском, городских, районных исполкомах, местных администрациях районов в городах, управляющих компаниях холдингов, являющихся государственными унитарными предприятиями и хозяйственными обществами с долей государства в уставном фонде 50 и более процентов.

До внесения 28.06.2018 изменений и дополнений в Типовое положение в практике существовал вопрос, обязаны ли негосударственные организации, создавшие у себя комиссии по противодействию коррупции, при этом руководствоваться указанным Типовым положением. Постановлением Совмина N 502 Типовое положение было дополнено следующим положением: «В случае создания комиссии по инициативе организации, не указанной в части первой настоящего пункта, комиссия в своей деятельности вправе руководствоваться требованиями настоящего Типового положения» (абз. 4 подп. 1.1 п. 1).

В этом контексте представляется, что положения антикоррупционных стандартов ISO 37001-2016 и СТБ ISO 37001-2020 можно использовать в настоящее время как дополнительный методологический инструментарий по совершенствованию работы комиссий по противодействию коррупции. Более того, положения данных стандартов можно использовать при создании в негосударственных организациях соответствующих служб (комиссий, комитетов), направленных на обеспечение антикоррупционной политики организации.

Статья 43 Закона N 305-З и положения Декрета N 5 возлагает обязанности и достаточно строгую ответственность на руководителя организации. При этом положения ст. 43 Закона N 305-З распространяются не только на руководителей госорганов, но и на лиц, осуществляющих руководство иными, в том числе негосударственными, организациями.

Действующее законодательство Республики Беларусь содержит ряд требований, которые должны соблюдать руководители госорганов и иных организаций: проводить мониторинг практики осуществления государственных закупок, разрабатывать меры по совершенствованию порядка осуществления государственных закупок, устанавливать порядок формирования и ведения списка поставщиков (подрядчиков, исполнителей), временно не допускаемых к участию в процедурах государственных закупок; решения об оказании безвозмездной (спонсорской) помощи юридическим и физическим лицам руководители коммерческих организаций вправе принимать только при соблюдении требований, установленных Указом N 300, и др.

Однако с позиции положений антикоррупционных стандартов необходимо обратить внимание на один очень важный момент: за исполнение требований системы менеджмента противодействия коррупции, внедренного в организацию, отвечают все (отметим, что не только руководитель организации, не комиссия по противодействию коррупции или иная служба обеспечения соблюдения антикоррупционных норм, а все работники организации). Можно создать блестящий кодекс поведения с блистательными антикоррупционными формулировками, ознакомить с ним работников, но это будет иметь нулевой эффект. Разумеется, руководство субъекта хозяйствования должно иметь искреннюю заинтересованность в предупреждении, выявлении и принятии мер по фактам коррупции, связанных с деятельностью организации, и иметь честные намерения по внедрению в организации системы мер по противодействию коррупции.

Антикоррупционные стандарты не дают однозначного рецепта, как искоренить коррупцию в соответствующей организации. Но несомненным является то, что созданная в организации служба (комиссия) по реализации антикоррупционных мероприятий должна найти в деятельности этой организации те места, которые наиболее подвержены коррупционным рискам. К таким коррупционно опасным зонам, например, можно отнести деятельность отдела маркетинга по продаже товара, реализации процедур закупок товара, осуществлению административных процедур, оформлению проектно-сметной и иной документации при производстве подрядных работ, порядок премирования, выплаты вознаграждений по различного рода агентским соглашениям и др.

Разработка и внедрение в организации системы антикоррупционного менеджмента, разумеется, не может выступать в качестве 100-процентной гарантии искоренения взяточничества. Вместе с тем положения антикоррупционных стандартов есть основания рассматривать в качестве инструмента, который наряду с положениями действующего в Республике Беларусь антикоррупционного законодательства может способствовать формированию в среде бизнес-сообщества антикоррупционной культуры и, что очень важно, у отдельного работника организации — антикоррупционного мышления, когда на основании этого стандарта работник при поступлении соответствующего предложения, например, от руководства организации вправе заявить о том, что он не собирается передавать взятки в интересах организации на том простом основании, что в организации, где он работает, внедрен и действует антикоррупционный стандарт.

3. Антикоррупционный комплаенс-менеджмент как основа стратегии борьбы с коррупцией

В самом общем виде понятие «комплаенс» (compliance), или «соответствие нормам», означает соблюдение правовых предписаний, нормативных стандартов и других существенных требований участниками правоотношений. В современном мире основной целью комплаенс-контроля является защита интересов субъектов хозяйствования, инвесторов, клиентов, сотрудников коммерческих организаций от различного рода негативных последствий.

Международный опыт показывает, что государственного регулирования в управлении производством, выполнении работ и оказании услуг явно не достаточно для эффективного использования и контроля соответствующей сферы экономики. Результаты приносят используемые в практике зарубежного менеджмента программы саморегулирования деятельности хозяйствующих субъектов. Этот аспект представляет интерес и для Республики Беларусь, поскольку среди принципов взаимодействия госорганов с юрлицами и ИП, указанных в п. 1 Декрета N 7, назван принцип саморегулирования бизнеса и минимизации вмешательства госорганов, их должностных лиц в предпринимательскую и иную экономическую деятельность.

К сожалению, разработанный в Республике Беларусь и направленный в Парламент в 2020 г. законопроект «О саморегулируемых организациях» пока еще находится в статусе проекта. В соответствии со ст. 1 (Основные термины, применяемые в настоящем Законе, и их определения) данного проекта закона саморегулирование — это «самостоятельная и инициативная деятельность некоммерческой организации по регулированию определенной предпринимательской или профессиональной деятельности членов указанной организации, являющихся субъектами указанной деятельности, в том числе в части обеспечения их имущественной ответственности при ее осуществлении».

Более четко сущность саморегулирования отражена в Федеральном законе Российской Федерации от 01.12.2007 N 315 «О саморегулируемых организациях» (в ред. от 11.06.2021). Согласно ст. 2 указанного закона под саморегулированием понимается «самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил».

В целом следует отметить, что в любом случае государство не отказывается полностью от функции регулирования экономической деятельности. Вместе с тем реализация принципа саморегулирования бизнеса в экономических отношениях предполагает изменение содержания регулятивной стратегии в целом.

Среди различных видов комплаенс-контроля (финансовый, антимонопольный, налоговый, экологический и др.) особое место в саморегулирующихся организациях должен занимать антикоррупционный комплаенс, сущность которого заключается в установлении и реализации в рамках коммерческой организации комплекса мер по формированию ответственного антикоррупционного поведения организации и ее работников. Этот комплекс мер по своей сути образует методологию, реализация которой в итоге гарантирует, что все члены трудового коллектива, начиная от рядового работника и до директора, будут выполнять свои обязанности, соблюдая при этом те антикоррупционные запреты и ограничения, которые установлены как национальным законодательством, так и локальными актами, утвержденными в данной организации. Установление в организации на постоянной основе антикоррупционного комплаенс-контроля минимизирует негативные последствия (риски) для организации (подрыв деловой репутации организации, потеря поставщиков и других важных контрагентов, привлечение к ответственности работников за коррупционные правонарушения и т.д.). В этом смысле точным следует признать определение Курта Кейте, согласно которому комплаенс предполагает избежание юридически значимых рисков путем наилучшей организации деятельности корпорации.

Определение политики противостояния коррупции в организации рекомендуется определять в специально разработанной антикоррупционной комплаенс-программе. При формировании в организации такой программы в настоящее время можно использовать рекомендации, предусмотренные указанными выше антикоррупционными стандартами.

Следует отметить, что в настоящее время коммерческие организации Республики Беларусь, тесно сотрудничающие с западноевропейскими и американскими контрагентами, уже включены в процесс антикоррупционного комплаенс-менеджмента. В частности, при заключении внешнеторговых контрактов нерезиденты уже требуют от белорусских организаций представления сертификата о соответствии хозяйственной деятельности организации антикоррупционным требованиям, предусмотренным в стандарте ISO 37001.

Реализацию мероприятий антикоррупционной комплаенс-программы должны обеспечивать конкретные работники. Конечно, далеко не всякая организация может позволить себе выделить отдельного работника, а тем более отдельную структурную единицу организации, наделив их полномочиями комплаенс-контроля. Вместе с тем зарубежный опыт, в том числе Российской Федерации, показывает, что это могут быть работники (работник) юридического отдела (службы) организации. Однако несомненным является то, что ответственные за антикоррупционный комплаенс-менеджмент лица должны найти в деятельности этой организации те зоны деятельности, которые должны стать предметом постоянного контроля и мониторинга (деятельность подразделений маркетинга, осуществление административных процедур, порядок премирования работников организации и др.).

К основным инструментам (методам) аникоррупционного комплаенса следует отнести аудит (внутренний и внешний), мониторинг, механизмы выявления коррупционных рисков, обучение работников (в том числе антикоррупционной культуре), оценку коррупционных рисков, сертификацию на предмет соответствия антикоррупционным требованиям и др.

Антикоррупционный комплаенс-менеджмент позволяет по-новому воспринимать смысл юридической ответственности коммерческой организации. Предназначение установления в законодательстве публичной ответственности юрлица за коррупционные правонарушения заключается в том, чтобы стимулировать процесс саморегулирования в организации. Если коррупционное правонарушение было совершено работником организации в ее интересах в результате отсутствия саморегулирующих комплаенсных процедур, то это может стать основанием применения к организации соответствующей юридической санкции. Таким образом, угроза применения санкции к юрлицу должна побуждать руководство организации и ее учредителей (акционеров) к разработке и внедрению саморегулирующих процедур, в том числе установления системы антикоррупционных комплаенсных оценок. В конечном итоге методологически правильно выстроенный антикоррупционный комплаенс-контроль может способствовать увеличению добавочной стоимости.

Саморегулирование в организации на предмет соответствия ее деятельности антикоррупционным требованиям образует основу профилактики коррупции. Профилактирование коррупции в структуре менеджмента организаций как соответствующих подсистемах в конечном итоге выходит за пределы действия частной сферы интересов этих организаций и становится ориентиром (стратегией) для всей системы экономических отношений.

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

Рекомендуем посетить:
аудиториум «Организация работы по борьбе с коррупцией»