В целях финансового оздоровления сельхозорганизаций и повышения эффективности сельхозпроизводства принят Указ N 399. Он утвердил Положение о порядке реструктуризации задолженности неплатежеспособных сельхозорганизаций, включенных в соответствующий перечень (далее — Положение).

Согласно п. 3, 5 Положения сумма задолженности перед кредиторами определяется на 1-е число месяца, следующего за месяцем включения сельхозорганизации в перечень. Порядок реструктуризации задолженности отражается в бизнес-плане. Если кредитор и сельхозорганизация не придут к соглашению по поводу механизмов реструктуризации задолженности, бизнес-план разрабатывается с применением механизма предоставления отсрочки на 3 года с последующей рассрочкой на 5 лет.

Реструктуризация задолженности путем предоставления отсрочки платежей с последующей рассрочкой осуществляется с 1-го числа месяца, следующего за месяцем включения сельхозорганизации в перечень. Для этого она должна подать кредитору заявление в отношении задолженности по прочим обязательствам <*>.

В случае реструктуризации долга путем отсрочки (рассрочки) суд откажет кредитору в ее взыскании, ссылаясь на ненаступление срока исполнения обязательства по уплате.

Подпункт 1.3 п. 1 Указа N 399 закрепляет императивную норму, согласно которой с даты включения неплатежеспособной сельхозорганизации в перечень приостанавливается начисление процентов и пеней (штрафов) по всем видам задолженности. Исключение составляет задолженность, возникшая после включения такой организации в перечень, а также проценты, начисляемые ОАО «Агентство по управлению активами», банками и ОАО «Банк развития Республики Беларусь».

Рассмотрим пример взыскания в порядке третейского разбирательства пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами с неплатежеспособной сельхозорганизации.

Пример

РСУП «М» обратилось в экономический суд с ходатайством, в котором просило отменить решение третейского суда от 29.04.2020.

Третейский суд 29.04.2020 рассмотрел дело по иску ИП Ж. к РСУП «М» о взыскании 16788 рублей, в том числе 15295 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 1493 рублей пеней. Суд взыскал с РСУП «М» 1430 рублей пеней (исчисленных из однократной ставки рефинансирования Нацбанка), 15000 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами (исчисленных из 10-кратной ставки рефинансирования Нацбанка) и 672 рублей расходов на уплату третейского сбора. Штрафные санкции за несвоевременную уплату РСУП «М» основного долга составили 10000 рублей за период просрочки с 01.06.2018 по 12.02.2020.

Сумму основного долга до этого постановил взыскать третейский суд по решению от 18.05.2018. Экономический суд 07.12.2018 выдал судебный приказ на принудительное исполнение этого решения и взыскание с РСУП «М» в пользу ИП Ж. 16744 рублей. Судебный приказ был исполнен 12.02.2020.

РСУП «М» 05.04.2019 включили в перечень в соответствии с Указом N 399. При составлении бизнес-плана РСУП «М» ошибочно не включило в него в качестве кредитора ИП Ж.

В ходатайстве об отмене решения третейского суда РСУП «М» просило отменить решение третейского суда от 29.04.2020. В обоснование ходатайства РСУП «М» привело следующие основные доводы. В соответствии с подп. 1.3 п. 1 Указа N 399 с даты включения неплатежеспособной сельхозорганизации в перечень приостанавливается начисление процентов и пеней (штрафов) по всем видам задолженности. РСУП «М» в рамках третейского разбирательства ссылалось на данную норму. Однако третейский суд взыскал с него пени и проценты в качестве штрафных санкций.

ИП Ж. в отзыве, дополнениях к нему и в судебном заседании с доводами, указанными в ходатайстве, не согласился. Как следует из п. 2 Указа N 399, включению сельхозорганизации в перечень предшествует разработка бизнес-плана. Он составляется с учетом выбранных кредиторами механизмов реструктуризации задолженности. РСУП «М» механизм реструктуризации задолженности с ИП Ж. не согласовало, в бизнес-план кредиторскую задолженность перед ним не включило и не уведомило о неплатежеспособности.

Заслушав пояснения лиц, участвовавших в деле, исследовав материалы дела третейского суда, экономический суд отменил решение третейского суда.

Решение третейского суда сторона третейского разбирательства может обжаловать в порядке, установленном соответственно гражданским или хозяйственным процессуальным законодательством. Для этого в соответствующий суд нужно подать заявление об отмене решения третейского суда. На это у стороны есть 3 месяца со дня получения решения <*>.

Третейский суд дал оценку доводам РСУП «М» об отсутствии оснований для взыскания штрафных санкций согласно подп. 1.3 п. 1 Указа N 399. В частности, в нарушение п. 6 Положения РСУП «М» не направило ИП Ж. уведомление о признании должника неплатежеспособной сельхозорганизацией, подлежащей финансовому оздоровлению. Не получил кредитор и заявление о выборе механизма реструктуризации задолженности должника с согласованием отсрочки ее погашения начиная с 01.05.2019. Исполнительное производство от 05.02.2019 по взысканию суммы основного долга не было приостановлено, поскольку для этого отсутствовали материальные и процессуальные основания, в том числе в соответствии с Законом об исполнительном производстве. Указ N 399 не предусматривает возможность приостановления исполнительного производства, не определяет срока, на который оно приостанавливается. Исходя из изложенного, третейский суд указал, что отсутствовали материальные и процессуальные основания для отказа в удовлетворении требований истца о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму основного долга, вплоть до реального исполнения.

Согласно п. 3 Положения сумма задолженности определяется на 1-е число месяца, следующего за месяцем включения сельхозорганизации в перечень. Под задолженностью неплатежеспособной сельхозорганизации п. 5 Указа N 399 понимает ее задолженность по основному долгу, процентам, пеням (штрафам) перед кредиторами — госорганами и иными юридическими лицами, ИП, имеющими права требования по денежному обязательству по гражданско-правовой сделке или по иному основанию, установленному законодательством.

Поскольку РСУП «М» включили в перечень, с 01.05.2020, всю кредиторскую задолженность реструктуризировали. Независимо от факта невключения кредиторской задолженности ИП Ж. в бизнес-план РСУП «М» действие подп. 1.3 п. 1 Указа N 399 распространялось и на данного кредитора.

Исходя из подп. 1.3 п. 1 Указа N 399 юридический факт для приостановления начисления кредитором штрафных санкций (процентов и пеней (штрафов)) по всем видам задолженности — включение неплатежеспособной сельхозорганизации в перечень, а не отражение кредиторской задолженности в бизнес-плане.

В нарушение данной императивной нормы Указа N 399 ИП Ж. после включения РСУП «М» в перечень исчислил и предъявил к взысканию в третейский суд проценты и пени за просрочку уплаты задолженности. Третейский суд взыскал их с неплатежеспособной сельхозорганизации.

Указ N 399 устанавливает для кредиторов порядок взаимоотношений с неплатежеспособными сельхозорганизациями с учетом предусмотренных механизмов реструктуризации задолженности. Указ — НПА, который содержит как частные, так и публичные нормы, образует с иными НПА, регулирующими рассматриваемую группу отношений, основы правопорядка Республики Беларусь в данной области.

Таким образом, принятие решения третейским судом без учета императивной нормы подп. 1.3 п. 1 Указа N 399 противоречило публичному порядку Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 35 Закона «О третейских судах», если стороны не договорились об ином, в заседании третейского суда ведется протокол. Третейские судьи подписывают его не позднее 3 дней со дня окончания заседания, а по сложным делам — не позднее 10 дней (ст. 35 Закона о третейских судах).

В материалах дела третейского суда отсутствовал протокол заседания от 09.04.2020 (третейское разбирательство было отложено) и от 29.04.2020 (день вынесения решения). При этом в материалах дела не было соглашения сторон об отсутствии необходимости ведения протокола. Кроме того, в определении об отложении третейского разбирательства от 09.04.2020 не было информации о явке или неявке представителей сторон. При этом заявитель указывал на его участие в данном заседании, заинтересованное лицо указывало на участие во всех заседаниях третейского суда.

Отсутствие протокола третейского разбирательства в отсутствие соглашения сторон о его неведении в ходе третейского разбирательства — нарушение п. 51, 52 регламента, ст. 35 Закона о третейских судах. В результате оказалось невозможно проверить довод заявителя о неразъяснении третейским судьей прав и обязанностей сторон. Третейский суд разъясняет сторонам, другим участникам третейского разбирательства их права и обязанности, а также предупреждает о последствиях ненадлежащего осуществления прав, отказа от их осуществления либо о последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей (ст. 23 Закона о третейских судах).

Решение третейского суда может отменить суд, рассматривающий экономические дела, по основаниям, предусмотренным законодательными актами Республики Беларусь о третейских судах <*>. Решение третейского суда можно обжаловать и отменить, если сторона, ходатайствующая об отмене, представит доказательства, что третейское разбирательство, среди прочего, не соответствовало требованиям Закона о третейских судах, регламенту постоянно действующего третейского суда, третейскому соглашению <*>.

С учетом изложенного экономический суд отменил решение третейского суда от 29.04.2020 о взыскании с РСУП «М» в пользу ИП Ж. пеней, процентов за пользование чужими денежными средствами и расходов на уплату третейского сбора. Кроме того, суд взыскал с ИП Ж. в пользу РСУП «М» 270 рублей расходов на уплату госпошлины.

Данное решение не обжаловалось и вступило в законную силу.