Николай Витальевич Горелов,
заместитель председателя суда 
Минского района

Права и обязанности граждан, отношения в сфере оказания им медицинских услуг регламентируют следующие нормативные правовые акты:

— Конституция <*>;

— ГК <*>;

— Закон о защите прав потребителей;

— Закон о здравоохранении;

— Положение о Минздраве;

— клинический протокол «Диагностика и лечение пациентов с заболеванием органов пищеварения»;

— приказ Минздрава N 274 «Об утверждении клинических протоколов диагностики и лечения больных»;

— приказ Минздрава N 807 «Об утверждении клинических протоколов диагностики и лечения»;

— другие нормативные правовые акты, в том числе должностные инструкции, регулирующие вопросы деятельности медицинских работников и их ответственность в случае нарушения таковых, регламентирующие особенности выполняемой работы, возлагающие функции организации и проведения необходимых диагностических исследований с целью постановки и обоснования клинического диагноза, разработки и осуществления необходимых пред- и послеоперационных мероприятий и т.д.

Наиболее распространены споры в сфере оказания косметологических, стоматологических, терапевтических услуг, что обусловлено как объективной спецификой оказания медицинской помощи (проводимых операций), так и субъективным несоответствием между желаемым результатом и восприятием последствий оказанных услуг.

При этом специфику проблем важно знать не только гражданам, обратившимся за медицинской помощью, но и медицинским работникам в целях недопущения ошибок в своей профессиональной деятельности.

При рассмотрении дел данной категории необходимо:

— четко определить предметы спора и доказывания;

— определить правовую позицию сторон по делу, в том числе с учетом ведомственного нормативного регулирования в конкретной сфере оказания медицинской услуги.

Необходимо отметить, что законодательство о защите прав потребителей распространяется на правоотношения возмездного оказания медицинских услуг и, соответственно, не распространяется на данные услуги, оказываемые безвозмездно <*>.

При рассмотрении дел данной категории необходимо широко использовать помощь Минздрава, территориальных комитетов здравоохранения, создаваемые которыми комиссии для рассмотрения конкретных ситуаций, связанных с оказанием безвозмездной (возмездной) медицинской услуги, дают заключения, которые являются одними из наиболее достоверных, относимых и допустимых доказательств при разрешении данных споров.

Зачастую граждане до подачи исковых заявлений в суд обращаются в правоохранительные органы, и материалы проведенных ими проверок, в особенности заключений экспертиз, проводимых Государственным комитетом судебных экспертиз, также являются допустимыми источниками доказательств при рассмотрении дел данной категории.

В исковом заявлении к областной больнице и районной больнице о возмещении вреда, причиненного здоровью, взыскании материальной компенсации морального вреда и в судебном заседании истец М. указал, что обратился в районную больницу с острой болью в так называемом зубе мудрости. При удалении зуба его корни раскололись, осколок пробил пазуху слева, ушел вглубь. После снимка зуба выдано направление на консультацию стоматолога-хирурга в областную больницу с диагнозом «Синуса оральное соустье в области языка 2.8». В ходе проведения операции был порван рот, образовалось кровотечение, не проходило ощущение боли. После осмотра врачом-стоматологом в областной больнице М. был госпитализирован, через несколько дней проведена операция под общим наркозом по удалению осколка зуба. В ходе операции истцу откололи часть зуба справа нижней челюсти, что привело к невозможности и бесполезности его восстановления и необходимости протезирования коронкой. Истец полагал, что некомпетентность и неопытность врача привели к операционному вмешательству, его действия по удалению зуба являлись непрофессиональными, поскольку все манипуляции были травматичными и жестокими. После снятия швов постоянно прикусывалась щека со стороны удаленного зуба, что привело к воспалительному процессу, длительной боли, доставляло неудобства. В результате изложенного ему причинены физические и нравственные страдания, вызванные продолжительностью удаления зуба (50 минут), порван рот, проведена операция под общим наркозом, длившаяся 2 часа, происходит прикусывание щеки, возникла необходимость протезировать поврежденный зуб, в результате двухнедельного нахождения в стационаре его супруга одна находилась с 2 несовершеннолетними детьми.

На основании изложенного просил взыскать с ответчиков областной и районной больниц в солидарном порядке в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, 250 рублей, в счет возмещения материальной компенсации морального вреда 500 рублей.

Ответчики исковые требования не признали, возражали против их удовлетворения, поясняя, что медицинская помощь оказана надлежаще.

Суд пришел к выводу о необходимости частичного удовлетворения заявленных требований ввиду следующего.

Юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей <*>.

Вред, причиненный здоровью гражданина вследствие недостатков услуги, подлежит возмещению оказавшим услугу, независимо от его вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет <*>.

Оказание медицинской помощи пациентам осуществляется на основании клинических протоколов или методов оказания медицинской помощи, указанных в ч. 2 ст. 18 Закона о здравоохранении <*>.

Пациент имеет право на: получение медицинской помощи; выбор лечащего врача и организации здравоохранения; участие в выборе методов оказания медицинской помощи; отказ от оказания медицинской помощи, в том числе медицинского вмешательства, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом <*>.

Медицинские, фармацевтические работники обязаны квалифицированно выполнять свои должностные обязанности <*>.

Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений <*>.

Судом установлено, что истец обратился в районную больницу в связи с наличием острой боли в зубе мудрости.

В этот же день без проведения рентгенологических исследований врач-интерн В., в присутствии врача Ш., провел операцию по удалению данного зуба, в ходе которой произошел раскол его корней, образовавшийся осколок не был удален, пробил пазуху слева.

Истец был направлен на консультацию в областную больницу с диагнозом «Синуса оральное соустье в области языка 2.8», затем помещен на лечение в стационар, где проведена операция по удалению осколка зуба.

Исходя из представленной стоматологической карты истца, в которой отражен ход операции, отсутствуют сведения о повреждении зуба истца справа на нижней челюсти в результате действий работников стоматологического отделения областной больницы.

В период нахождения на лечении в стоматологическом отделении областной больницы истец по поводу повреждения зуба в ходе проведенной операции не обращался.

Таким образом, заявленные истцом требования о взыскании вреда, причиненного здоровью в результате повреждения зуба справа на нижней челюсти, не подлежали удовлетворению, поскольку не подтверждены необходимой совокупностью допустимых и достоверных доказательств.

Вместе с тем, рассматривая исковые требования истца о взыскании материальной компенсации морального вреда с районной больницы, суд приходит к выводу о необходимости их удовлетворения, поскольку в результате ненадлежащих действий врача-интерна произошел раскол удаляемого зуба, была пробита пазуха и возникла необходимость в проведении сложной стоматологической операции.

Опрошенный в судебном заседании врач Ш. указал, что указанные последствия наступили в результате действий врача-интерна В. по удалению зуба, имевшего длинные искривленные корни.

Суд пришел к выводу, что работниками районной больницы не были предприняты все необходимые действия, направленные на недопущение возникших повреждений у истца, в том числе перед началом процедуры удаления зуба не были проведены необходимые рентгенологические исследования, по результатам которых стала бы очевидной необходимость удаления зуба истцу в стационаре путем проведения операции.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля врач-стоматолог Б. (высшая врачебная категория) пояснил, что он бы перед удалением зуба мудрости в обязательном порядке провел рентгенологическое исследование, в зависимости от его результатов принял бы решение о возможности/невозможности удаления зуба без помещения пациента в стационар.

Вместе с тем рентгенологические исследования истцу перед удалением зуба врачом-интерном не проводились, в связи с чем не была установлена физиологическая особенность строения зуба и его корней, не было принято решение об его удалении путем проведения операции в условиях стационара, что, в свою очередь, позволило бы избежать последующего раскола зуба и пробития пазухи.

Доводы районной больницы о проведении рентгенологических исследований перед удалением зуба по усмотрению врача суд признает несостоятельными, поскольку в рассматриваемом случае данную сложную стоматологическую операцию проводил врач-интерн (т.е. молодой специалист, не обладающий достаточным диагностическим и хирургическим опытом), в связи с чем необходимо было предпринять все меры по удалению зуба без неблагоприятных последствий для здоровья истца.

В связи с причинением истцу повреждений при удалении зуба работником районной больницы, повлекших проведение операции, нахождение истца на лечении, суд приходит к выводу, что требования истца в части взыскания материальной компенсации морального вреда с районной больницы подлежат удовлетворению.