Дмитрий Петрович Александров,
судья судебной коллегии 
по экономическим делам
Верховного Суда Республики Беларусь

28.07.2018 на Национальном правовом Интернет-портале Республики Беларусь был опубликован Закон Республики Беларусь от 17.07.2018 N 131-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» (далее — Закон N 131-З). Его новеллы, касающиеся в том числе КоАП и ПИКоАП, вступают в силу с октября 2018 г.

Закон N 131-З содержит новую редакцию ст. 11.25 и 11.26 КоАП, которыми предусмотрены меры административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства.

Тем самым законодатель реализовал п. 3 Указа Президента Республики Беларусь от 27.02.2012 N 114 «О некоторых мерах по усилению государственного антимонопольного регулирования и контроля» (далее — Указ N 114), включив содержащиеся в нем положения в единственный закон об административных правонарушениях в порядке
ч. 2 ст. 1.1 КоАП.

Также Закон N 131-З внес определенные коррективы в ч. 2 ст. 3.2 ПИКоАП, определив подсудность экономическим судам дел о правонарушениях, предусмотренных вышеуказанными статьями КоАП. Соответственно после вступления Закона N 131-З в силу полномочным государственным органам и экономическим судам предстоит руководствоваться не Указом N 114, а ст. 11.25 и 11.26 КоАП. Кроме того, правоприменительная практика будет формироваться с учетом действующей с августа текущего года новой редакции Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 N 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Как показывает сравнительный анализ текста ст. 11.25, 11.26 КоАП и подп. 1.2 и 1.4 п. 1 Указа N 114, описание объективной стороны правонарушений претерпело некоторые изменения.

Так, в диспозиции ч. 1 ст. 11.25 КоАП в отличие от диспозиции подп. 1.2 п. 1 Указа N 114 в качестве субъектов административной ответственности названы индивидуальный предприниматель, занимающий доминирующее положение на товарном рынке, и должностное лицо юридического лица-доминанта. Вместе с тем в санкции этой статьи КоАП меры административной ответственности распределены между физическим лицом, к которому относится в том числе упомянутое в диспозиции должностное лицо (штраф в размере от 20 до 100 базовых величин), индивидуальным предпринимателем (штраф от 100 до 200 базовых величин) и юридическим лицом (штраф в размере 10 процентов выручки, но не менее 500 базовых величин). Таким образом, при преемственности административных санкций субъектный состав претерпел корректировку.

Диспозиция ч. 2 ст. 11.25 КоАП охватила отдельные деяния, указанные в подп. 1.4 п. 1 Указа N 114 (заключение и совершение ограничивающих конкуренцию соглашений, согласованных действий (бездействие)) и сохранила размеры санкции, предусмотренные Указом N 114. В ч. 3 ст. 11.25 КоАП предусмотрена повышенная ответственность юридических лиц за координированные действия, запрещенные антимонопольным законодательством (штраф до 1000 базовых величин).

Статья 11.26 КоАП полностью посвящена недобросовестной конкуренции, специфика которой раскрыта в гл. 4 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 N 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Среди рассмотренных в 1-м полугодии 2018 года экономическими судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных Указом N 114, в большинстве случаев деяния участников товарных рынков квалифицировались обладающими признаками недобросовестной конкуренции. Таковыми признавались создающие препятствия конкурентам действия участника рынка ритуальных услуг по взиманию с других лиц платы за выезд специалиста с целью контроля над производством работ по копке могил; создание участником рынка охранной сигнализации невыгодных экономических условий для деятельности его конкурентов посредством манипуляций с использованием протоколов активации приемно-контрольной аппаратуры; необоснованное применение преференциальных поправок в процедуре закупок, позволяющее ограничить участие конкурентов в конкурсных процедурах; злоупотребление исключительными правами на товарный знак.

Учитывая весьма широкий спектр неконкурентных действий, описанных в статьях гл. 4 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 N 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (дискредитация в виде распространения ложных, неточных или искаженных сведений о деятельности конкурента; введение в заблуждение в отношении качества и потребительских свойств товара конкурента; некорректное сравнение хозяйствующим субъектом своего товара с конкурентом и его товаром; недобросовестное использование объектов интеллектуальной собственности; действия, способные создать смешение с деятельностью конкурента либо с его товарами; незаконное получение, использование и разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, обладателем которой является конкурент), можно предположить существенное трансформирование судебной практики рассмотрения дел об административных правонарушениях. Например, могут встречаться следующие ситуации.

Юридическое лицо, в отношении которого по заявлению конкурента-потерпевшего начат административный процесс, направило в адрес другого субъекта, являющегося контрагентом его конкурента, письмо, в котором содержались искаженные сведения о конкуренте, наносившие вред его деловой репутации и могшие причинить ему убытки. Это действие может быть признано недобросовестной конкуренцией, так как отсутствие у «информатора» административно-публичных полномочий в отношении конкурента в области проверки соответствия его деятельности требованиям законодательства не позволяет «информатору» сообщать свое субъективное мнение контрагентам конкурента, содержащее негативную оценку деятельности конкурента. Если же «информатор» будет ссылаться на то, что сведения о конкуренте заимствованы им со страницы официального сайта другого субъекта хозяйствования, это данное обстоятельство вряд ли можно считать безусловным основанием для неусмотрения в деянии «информатора» признака недобросовестной конкуренции, поскольку он не наделен правом каким-либо образом интерпретировать полученную информацию или искажать ее.

Отметим одну особенность предстоящего рассмотрения дел об административных правонарушениях по ст. 11.26 КоАП, не свойственную Указу N 114.

Закон N 131-З внес коррективы в ст. 4.5 КоАП, изложив в новой редакции абз. 11, согласно которому деяние, содержащее признаки недобросовестной конкуренции <*>, влечет ответственность лишь при наличии выраженного в предусмотренном ПИКоАП порядке требования потерпевшего привлечь нарушителя к ответственности. Отсутствие подобного требования будет препятствовать началу административного процесса исключительно по инициативе уполномоченного органа при получении им, например, сообщения другого государственного органа о правонарушении такого рода.

Согласно ч. 1 ст. 9.4 ПИКоАП административный процесс по делам о правонарушениях, поименованных в ст. 4.5 КоАП, начинается только по требованию потерпевшего привлечь лицо, совершившее административное правонарушение, к административной ответственности, выраженному в форме заявления. Дела этой категории подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с лицом, в отношении которого ведется административный процесс.

К сожалению, новеллы Закона N 131-З выявили пробел. В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП обстоятельством, исключающим административный процесс в отношении физического лица, является отсутствие заявления потерпевшего либо примирение его с физическим лицом, в отношении которого ведется административный процесс. Учитывая субъектный состав, предусмотренный ст. 11.26 КоАП, применительно к физическим лицам, обладающим статусом индивидуального предпринимателя, положение п. 7 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП можно считать приемлемым. Однако для юридических лиц, в отношении которых будет составлен протокол об административном правонарушении, ст. 9.6 ПИКоАП такое основание прекращения дела не содержит. Данный пробел может быть преодолен посредством использования нормы п. 7 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП по аналогии. В противном случае право на примирение и обязательное условие, препятствующее ведению административного процесса, не смогут быть реализованы в полной мере.

Для формирования положительных практик рассмотрения экономическими судами дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 11.26 КоАП, а также жалоб на постановления по этой категории дел можно сформулировать некоторые рекомендации:

1. необходимо проверять наличие в деле письменного заявления потерпевшего о привлечении к административной ответственности лица, совершившего правонарушение. При отсутствии такого заявления есть основания для возвращения дела органу, ведущему административный процесс, на основании ч. 1 ст. 11.3 ПИКоАП (несоблюдение требований закона к перечню прилагаемых к протоколу об административном правонарушении материалов);

2. при подготовке дела к рассмотрению в судебном заседании необходимо извещать потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела, поскольку его участие позволит разрешить вопрос о возможном примирении с лицом, в отношении которого ведется административный процесс;

3. лицу, в отношении которого ведется административный процесс, нужно будет разъяснять его право примириться с потерпевшим до вынесения постановления по делу;

4. явившемуся в судебное заседание потерпевшему (его представителю) необходимо будет разъяснять процессуальные права и обязанности, регламентированные ст. 4.2 ПИКоАП;

5. мотивировочная часть постановления по делу должна быть составлена в том числе по заявлению потерпевшего или его представителя <*>;

6. при поступлении заявления потерпевшего о составлении мотивировочной части исчисление срока на подачу жалобы на постановление будет исчисляться в порядке ч. 1 ст. 12.4 ПИКоАП, т.е. со следующего дня после получения потерпевшим копии мотивировочной части постановления по делу;

7. потерпевший может заявлять ходатайство о вручении ему копии постановления по делу после его оглашения в судебном заседании <*>;

8. невступившее и вступившее в законную силу постановления по делу могут быть обжалованы в том числе потерпевшим или его представителем, о чем он должен быть предупрежден в судебном заседании <*>.

В последнее время в СМИ обсуждается актуальный вопрос относительно выявления обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 4.8 КоАП, наличие хотя бы одного из которых позволяет привлечь виновное в совершении правонарушения в сфере предпринимательской деятельности юридическое лицо к административной ответственности.

Анализ положений Закона от 12.12.2013 N 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» показывает, что не каждое неконкурентное действие позволяет выявить предмет правонарушения, стоимость которого превышает 40 базовых величин. Вместе с тем п. 1 и 2 ч. 1 ст. 4.8 КоАП предусматривают и другие обстоятельства: совершенным деянием причинен вред либо создана угроза его причинения; совершенным деянием причинен имущественный вред в размере свыше 40 базовых величин.

С учетом определения «недобросовестная конкуренция», содержащегося в ст. 1 вышеуказанного Закона, неконкурентными признаются направленные на приобретение преимуществ (выгод) в предпринимательской деятельности действия, противоречащие законодательству, принципам добросовестности и разумности и могущие причинить или причинившие убытки другим конкурентам либо могущие нанести или нанесшие вред их деловой репутации.

Представляется, что данное определение позволяет не ограничиваться поиском предмета административного правонарушения стоимостью более 40 базовых величин, а искать и представлять суду доказательства, достоверно подтверждающие нарушение неконкурентным действием (бездействием) принципов добросовестности и разумности, причинившее или создающее угрозу причинения вреда конкуренту.