Белявский Сергей Чеславович,
эксперт в сфере судебной практики
разрешения экономических споров

Кобринец Марина Викторовна,
юрист

Пункт 2 ст. 56 ГК устанавливает, что кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому выступает это юридическое лицо, и возмещения убытков.

Данное право можно реализовать следующим образом. Когда появляется информация, что должник собирается реорганизоваться, кредитор вправе потребовать, чтобы долг уплатил именно он. Получивший такое требование должник не имеет права передать правопреемнику образовавшийся долг. Однако недобросовестные контрагенты уклоняются от такой обязанности и при реорганизации передают свою кредиторскую задолженность по разделительному балансу новому должнику. На основании разделительного баланса судебный исполнитель производит замену стороны исполнительного производства.

Как показывает судебная практика, оспорить замену судебным исполнителем должника даже при подобных нарушениях невозможно.

Пример

Кредитор обжаловал действия судебного исполнителя по замене должника. В основание жалобы положил требование, врученное первоначальному должнику до окончания процедуры реорганизации. Требование предусматривало необходимость погашения задолженности непосредственно первоначальным должником. Несмотря на это, первоначальный должник при реорганизации передал по разделительному балансу долг новому должнику. Судебный исполнитель по заявлению должника произвел замену лиц в исполнительном производстве. Кредитор просил суд отменить постановление судебного исполнителя.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Данное решение поддержала кассационная инстанция, хотя у апелляции была противоположная точка зрения.

В силу ст. 266-3 ХПК в предмет судебной оценки по делам этой категории входит соответствие постановления, действий (бездействия) судебного исполнителя законодательству, а также наличие у исполнителя соответствующих полномочий. Полномочия судебного исполнителя на замену стороны исполнительного производства закрепляет ст. 19 Закона об исполнительном производстве. Согласно ей замена возможна, если переход прав и обязанностей к правопреемнику допускает законодательство.

В рассматриваемом случае правопреемство по спорным обязательствам перешло к новому должнику в результате реорганизации первоначального должника. Судебному исполнителю представили подтверждающие документы. Соблюдение процедуры реорганизации он не оценивает. Иными словами, при наличии разделительного баланса правопреемству быть.

Возможность правопреемства обязательств реорганизуемого юридического лица при выделении из его состава другого юридического лица по разделительному балансу закрепляет п. 4 ст. 54 ГК.

С учетом вышесказанного и наличия доказательств правопреемства по спорным обязательствам у судебного исполнителя отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявления о замене должника в исполнительном производстве.

Таким образом, в законодательстве отсутствует норма, согласно которой судебный исполнитель может отказать в замене должника в исполнительном производстве. Важно только, чтобы были все подтверждающие реорганизацию документы. Полномочий на разрешение споров между взыскателем и должником у судебного исполнителя нет.

Надлежащим способом защиты в случае спора по поводу соблюдения порядка реорганизации будет иск к регистрирующему органу о признании регистрации реорганизации первоначального должника недействительной. Именно такой иск необходимо предъявлять для защиты нарушенного права.

В то же время перспективы удовлетворения подобного иска невелики. Проверка соблюдения процедуры реорганизации не входит в компетенцию регистрирующего органа.

Именно по данной причине в очередной раз следует напомнить законодателю о пробеле в ГК в части механизма защиты кредиторов от недобросовестной реорганизации.